Perisher-gemini
Вся прелесть поступков "просто так" в том, что их не надо объяснять даже себе (с)
Название: Vējes
Фандом: "Песнь Льда и Пламени"
Авторы: Ziraelle и Gemini
Размер: макси
Пейринг: Лианна/Джейме, Серсея/Рейегар (по чесноку, тут должна быть не запятая, а ещё одна чёрточка)
Жанр: романс, драма, ангст
Рейтинг: R
Предупреждение: AU, твинцест, смерть персонажа, возможно ООС
Начало recordum.diary.ru/p203622594.htm
recordum.diary.ru/p203940343.htm

Что-то мы погрязли в романтике флаффе. Таки да, когда Серсея - самый бесячий персонаж саги, трудно смотреть на неё с другого угла, не делать её каноничной тупой истеричкой, и искать в ней то, за что её полюбил Джейме. Понимаю, почему Мартин всё-таки решил сделать её ПОВом - писать про Серсею интересно. Вообще, как он умудряется правдоподобно выписывать столько разных психотипов? Как здоровый, бородатый мужик взял себя в руки и писал, например, ванильную дурочку Сансу, блин?! :-D Это ж сколько надо было биться головой об клавиатуру в процессе)))


9.Бенджен


- Я пойду прогуляюсь перед сном, - сообщил Бенджен Старк братьям, поднялся из-за стола и неспешно направился к выходу из покоев, отведенных лорду Рикарду. Он даже зевнул для убедительности.

Нед и Бран переглянулись, глядя ему вслед, но промолчали. Не проронил слова и отец, который сидел за письменным столом, опустив подбородок на переплетенные пальцы.

Выскользнув в коридор и едва дойдя до угла, Бен рванул прочь, наплевав на то, что кто-нибудь может и увидеть, что младший сын лорда Старка носится по переходам Кастерли как малый ребенок.

Бенджену откровенно опостылело ворчание отца, ухмылки Брандона и угрюмое молчание Эддарда.

Да, Лиа расторгла помолвку с Робертом. Баратеон нравился Брану куда больше, чем зазнайка-Джейме, но теперь сестра выходит замуж за человека, которого, как говорит, она любит. Он сын гранд-лорда, и даже сам отец признает выгоду от этого союза, так чего же им ещё нужно? Бен не понимал, он был счастлив за сестренку, пусть и не слишком верил в искренность её слов. Но если она так хочет - пожалуйста. Старк лишь искренне надеялся, что она знает, что делает.

Да, ситуация с помолвкой Брана тоже вышла некрасивой, но и там всё наладилось, и теперь отец устраивает браки сразу для троих детей почти одновременно. Только он, Бенджен, остался не при делах, это ему бы ходить угрюмым и недовольным, но он веселится, танцует и смеется, слушая шутливые перепалки за столами гостей, приехавших на свадьбу его сестры.

Вчера он сражался на мечах с Хамфри Хайтауэром, даже почти победил. Жаль, трава была скользкой от росы, и Бен шлепнулся на землю в самый ответственный момент. Но затем они вместе, попивая украденное с кухни вино, посмеялись над этим.

Сегодня он вместе с Тирионом Ланнистером облазил всю библиотеку в поисках книжки о грамкинах, снарках и женщинах, сочиняющих стихи. Автор полагал, что первые и последние тесно связаны между собой, приводя красочные примеры и сопровождая их недвусмысленными иллюстрациями. Её написал, кажется, Утлик Любезник, знаменитый своей нелюбовью к умным женщинам, которая, как говорят, объяснялась тем, что его жена сбежала к какому-то певцу. Любопытный трактат они не нашли, зато Бен выяснил, что карлик, крайне смышленый для своих лет, - интересный собеседник и неисправимый искатель приключений на свою голову. Они могли бы, пожалуй, подружиться, если б семейство Старков задержалось в Кастерли после свадьбы.

Теперь же Бенджена ждало новое приключение, не менее - если не более - увлекательное. Лита, младшая компаньонка Лианны, прибывшая с ней из Винтерфелла, пообещала, что поцелует его. И пусть Бен и был влюблен во вторую, Каттиль Грейволл, светловолосая кругленькая Лита с красивыми карими глазами грустного пони и повадками лисы ему тоже нравилась.

Она велела прийти в покои на третьем этаже западного крыла. Вторые, если считать от лестницы, сказала она. Вот только не уточнила, от которой, - в крыло вели две: по одной в каждом конце коридора.

Ох уж эти женщины! Бен заворчал, отчего-то уверенный, что Каттиль бы наверняка указала ему место свидания более точно.

Коридор был темным, тени от редких факелов плясали на стенах. Бен поежился, проходя мимо гобелена, изображавшего схватку льва с какой-то диковинной животиной с телом лошади, крыльями и головой какой-то хищной птицы. Он задержал на нем взгляд, и на мгновение даже показалось, что чудовище шевельнуло головой, оборачиваясь к Бену.

Старк шарахнулся, ругая себя за глупость, на чем свет стоит. Мейстер говорил им с братьями о таком чудовище, но Бенджен, которому всегда больше нравились сказки Старой Нэн об Иных, слушал его не слишком внимательно, о чем сейчас ничуть не сожалел.

Он прошел гобелен, углубляясь в полумрак коридора.

Вторая дверь, если считать от лестницы, по которой он поднимался. Если от противоположной - третья. Бен чертыхнулся так смачно, как мог ругаться только в те мгновения, когда отца и братьев не было поблизости. Этому выражению его научил Роберт, когда гостил в Винтерфелле, но это было страшной тайной.

Северянин покосился назад. Наверное, Лита считала от этой. Если спуститься по ступеням, пройти по галерее, перейти на другую сторону и миновать арку, то можно попасть в новые покои Лианны. Лита с Каттиль живут рядом, так что было бы логично, если бы она сама шла именно с этой стороны.

Зажмурившись от предвкушения, Бенджен сделал ещё пару шагов и заметил то, чего не увидел прежде: дверь, которая по его мнению соответствовала описанию Литы, была чуточку приоткрыта, и сквозь щель просачивался слабый свет.

Вот она! Интересно, что она там так громко пыхтит? Бен насторожился, но как истинный рыцарь, спешащий к своей даме, лишних вопросов он не задавал и смело толкнул дверь, открывавшуюся на удивление тяжело.

"А вот и я!" - хотел было заявить он, но слова застряли в горле, а от глуповатой улыбки лицо свело судорогой.

Сначала Бен не сообразил, что происходит. Волосы женщины, распростершейся на столе, были такими же светлыми, как у Литы, но гораздо длиннее и больше похожими цветом на золото, нежели на солому. Такие же, как у мужчины, хрипевшего что-то ей на ухо в такт порывистым движениям.

Он прижимал её к столу, навалившись всем телом, а её обнаженные ноги крепко обвивали его талию. Оба увлеченно постанывали и не обращали никакого внимания на приоткрывшуюся дверь. Бенджен Старк никогда не бывал с женщиной, но понять, что происходит, не составляло труда. Он начал пятиться, боясь даже дышать. А затем сердце пропустило удар - он вспомнил, где и когда прежде видел эти золотые волосы.

Бен стрелой вылетел из комнаты, едва помня себя от страха.

10.
Лианна

- Лиа... - донесся из-за спины жалобный голос.
Лианна не обратила внимания, она подставила лицо порывам ветра, доносившим соленый запах Закатного моря, ударявшегося о подножие Утеса где-то далеко под её ногами.

- Сестра, прошу, пойдем назад? - Бен стоял чуть поодаль, не рискуя подходить так близко к краю.

Отвесный скалистый выступ, именуемый жителями Кастерли Рок Языком Льва, был одновременно самой живописной и самой жуткой частью Утёса. Он начинался там, где край роскошнейшего сада, усаженного диковинными цветами и деревьями, подбирался к самому обрыву, а заканчивался узким, но длинным каменным карнизом, выступавшим из плоскости левого склона Утеса на несколько десятков футов. Эдакий балкон-трамплин, образованный самой природой. Даже смотреть с Языка на шумевшие внизу волны было страшновато, пусть Джейме и рассказывал, что в детстве не раз прыгал с него в воду.

Вчера, когда они говорили об этом по пути к зверинцу, Лианна отчего-то захотела увидеть это место, но так и не решилась попросить Ланнистера показать.
Если в Винтерфелле ей нужно было подумать, Лиа убегала в богорощу или одну из заброшенных башен. Но куда было идти в незнакомом замке, кишащем сотнями чужих людей?

Сегодня, когда Бенджен заявился к ней в спальню на рассвете напуганный, растерянный и всклокоченный, она, самая не зная как, без труда нашла дорогу сюда.

Лиа заворожено глядела вниз, с замиранием сердца ощущая, как высота притягивает её. Это немного отвлекало. Ветер трепал подол платья, тщась подтащить её поближе к краю, плотная шерстяная ткань хлопала, сливаясь хором с шумом прибоя далеко внизу.

Юная леди Старк же гнала от себя мысли, стараясь заглушить в голове голос младшего брата, поведавшего ей об увиденном ночью. Он не знал, правильно ли поступает, и решение пойти сначала к ней, а не к отцу далось Бену тяжело, но Лианна никак не могла заставить себя перестать думать о том, что он ошибся. Что лучше бы и вовсе молчал, оставив при себе тайну, которая могла стоить репутации, если даже не жизни, всем причастным. Как он не понимает, что после скандала с Браном и Талли большего их семья уже не вынесет? Что все они, а не только Джейме с Серсеей, будут замешаны, так как связаны в этой ситуации слишком тесно, чтобы крах одного не потянул за собой других? Да и кому, в случае чего, поверит лорд Тайвин? А король Рейегар?

Они долго разговаривали. Точнее, говорил Бенджен, Лиа же слушала, стараясь сдержать гнев и отвращение. Брату было страшно - королевские тайны никому и никогда добра не приносили, но Лианна почувствовала лишь какую-то пустоту. Она не любила жениха, но осознание того, что ей предстоит провести жизнь с мужчиной, делившим ложе... да какое там ложе - стол, с родной сестрой, делала мысль о завтрашней свадьбе просто невыносимой.

Старк обняла себя за плечи, стиснув зубы, чтобы не стучали. Она, кажется, впервые подумала о том, что Роберт Баратеон был не так уж и плох. Но смысла сожалеть о несостоявшейся помолвке теперь не было.

Лианна развернулась к брату, рукой придержав юбки, развевавшиеся на ветру. Прохладный утренний воздух заставлял мурашки бегать по коже, хотя, возможно, это были лишь последствия волнения.

- Бен, уходи, я хочу побыть одна. - Она махнула ему рукой, но Бенджен лишь повесил голову, уставившись себе од ноги. Уж не думает ли он, что она намерена сигануть с обрыва с горя?

Лианна хотела сказать что-то ещё, но ей вдруг почудилось какое-то движение в саду. Видимо, ни одним им приспичило "погулять" с утра пораньше. Бен тоже заметил и побледнел ещё больше, раньше Лианны узнав тех, кто шел по аккуратной дорожке, выложенной белоснежной галькой.
Когда из-за куста черноягодника послышался серебристый женский смех, Лианна почувствовала дурноту.

Серсея Ланнистер, жена короля Рейегара, легко шагала по дорожке под руку с одной из своих фрейлин, имена которых ни капельки не интересовали Лианну. Королева была свежа, бодра и прекрасна, словно бы и не было бессонной ночи, проведенной в покоях на третьем этаже западного крыла. В голове северянки проскользнула навязчивая мысль - не спалить ли эти комнаты, если она все же станет хозяйкой Кастерли?

- Лиа, давай... - Бен потянул её за рукав, но Серсея успела заметить северян, что-то шепнула компаньонке, и девушки захихикали.

Лианна почувствовала, что краснеет, но не от смущения - от злости. Богатое воображение тут же услужливо подкинуло картинки, при виде которых порядочной леди полагалось бы упасть в обморок, но только не Волчице из Винтерфелла.

Тем временем королева пошла в их сторону, а Лиа поняла, что хватка брата на её руке ослабла. Он пятился в сторону, явно не желая беседовать с венценосной Львицей.

- Ступай, - шепнула Лианна, и Бенджен, растерянно кивнув дамам, унесся прочь, благородно предоставляя сестре самой разбираться с новой родственницей.

Сама Лиа не двинулась с места, делая вид, что продолжает наблюдать за морем. Фрейлина осталась скромно стоять в сторонке, но Серсея подошла вплотную, видимо, ничуть не опасаясь Языка.

- Ваше величество. - Лианна сухо поприветствовала её, лишь мельком глянув на смеющиеся по-кошачьи зеленые глаза, алый бархат платья и золотые локоны, уложенные так, будто бы королева и не спала вовсе, а десяток служанок создавали из них прическу.

Думать о том, на что похожа она сама в домашнем сером платье, которое едва успела натянуть, когда пришел Бен, и растрепанными со сна волосами, Лианна даже не хотела.

- У вас усталый вид, леди Старк. Я могу звать вас так или же сразу "сестрица"? - Улыбнулась королева. А Лианне захотелось столкнуть её в море, если она ещё вымолвит хоть слово.

Вместо этого она лишь кивнула:

- Как будет угодно вашему величеству.

Ответ, кажется, королеву не удовлетворил, и она вздернула носик:

- Мне угодно по старинке, ведь мы пока ещё не сестры. - Серсея ядовито подчеркнула слово "пока". - Так что же это, бессонная ночь, миледи?

- Можно и так сказать. - Лиа пространно мотнула головой, едва не добавив "как и у тебя".

Но королева не унималась:

- Что же мешало вам спать, милая? Неужто ваш жених? - Снисходительно фыркнула она. - Все мы в курсе произошедшего на турнире и, поверьте, прекрасно все понимаем. - Королева прищурилась, переглянувшись с фрейлиной и готовясь к тому, что Лиа начнет краснеть и оправдываться, но этого не произошло.

Да она же специально провоцирует ссору, вдруг поняла Старк. И отказывать королеве в маленьких радостях было негоже.

- Нет, увы, мой милый Джейме этой ночью был не со мной, - Лианна страдальчески вздохнула и едва удержалась, чтобы не вцепиться в самодовольную рожу ланнистерши, почуявшей победу.

- Экая жалость. Так отчего же вы не спали? Волнение перед свадьбой? - Елейным голоском поинтересовалась Серсея.

- Увы, но и тут вы ошиблись, ваше величество. - Лианна заставила себя расслабить руки, скрещенные на груди. - У моего брата возникли некоторые проблемы. Мне пришлось уделить ему время.

Королева всплеснула руками в притворном восторге и элегантно поправила кружевной манжет на рукаве.

- Мальчишки! Что с них возьмешь? Но вы так любите своего брата, миледи, это просто очаровательно! Не каждая стала бы тратить время сна на подобные пустяки, рискуя пойти на собственную свадьбу с синяками под глазами.

Серсея сочувственно похлопала Лианну по предплечью так, что та едва не отдернула руку.

- Да, ваше величество, что есть - то есть. - Лиа прищурилась и, не вытерпев, едко добавила: - Правда, боюсь, моя любовь к брату не так сильна, как ваша к сиру Джейме.

Надо отдать должное - щеки Серсеи слегка порозовели, а выражение участия сошло с хорошенького личика, оставив место откровенной злобе.

- Что вы хотите сказать, леди Старк? Поясните.

Лианна, почти физически ощущая свой триумф, повернулась к королеве и мягко улыбнулась, сделав самое невинное выражение, какое могла.

- Ничего дурного, моя королева, что вы! Просто любопытно было бы узнать, какого размера синяки были под вашими... чудными глазами в день свадьбы.

Лицо королевы исказил гнев - видимо, Лианна задела её за живое, - она вдруг замахнулась, но звук от пощечины унесло порывом ветра. Едва веря в происходящее, Лианна округлила глаза, держась за пылающую щеку, рефлекторно отступила на шаг и вдруг ощутила под ногами пустоту.

Последним, что она запомнила, были полные ужаса глаза Серсеи и пальцы, которыми та впилась мертвой хваткой в руки северянки, отчаянно стараясь удержать.

11.Джейме


Джейме, безуспешно пытаясь подавить зевок, махнул ладонью Орсену Свану, который тоже непонятно зачем в столь ранний час резво трусил из замка в неизвестном направлении. Не иначе, спешил тренироваться с мечом, чтоб никто не увидел его позора.

Кастерли Рок всё ещё готовился к свадьбе. Мимо Джейме сновали слуги: дородные женщины несли корзины с фруктами, хрупкие служанки тащили стопки с красно-золотыми скатертями. Вскоре должны прибыть шуты и музыканты, и ещё до Джейме донеслись крики мужчин, устанавливающих, видимо, какие-то украшения: "Левее! Правее! Да, вот так и ставь, седьмое пекло!".

Но Джейме хотелось чуточку побыть в одиночестве, и потому юноша с удовольствием как можно скорее удалялся от башен замка, от площадки, где будет пир, от Каменного сада. Возможно, это и вовсе был его последний шанс остаться наедине с собой, любуясь Закатным морем. Брак представлялся ему чем-то ужасным, но, разумеется, не таким, каким он мог бы стать с Лизой.

Он пнул круглый камень, и тот покатился вниз по тропинке, ведущей к обрывам. Ланнистер вновь зевнул, на сей раз не особо борясь с зевотой, всё равно его никто не видит.

Как назло, и этому сбыться не суждено. Навстречу ему бежал Бенджен Старк, изо всех сил, как будто за ним гналась свора лютоволков. Джейме нахмурился: увидеть с самого утра Старка – это почти как предвестие беды.

– В такое время надо спать, – пробурчал юный рыцарь, наблюдая, как будущий родственник спешит по узкой тропинке, перепрыгивая через камни. – Бенджен, осторожнее. Если ты запнёшься и расквасишь нос на моих глазах, мне потом отвечать перед твоей сестрой.

Мальчик поравнялся с ним и нерешительно, а главное – неприязненно, оглядел Джейме с головы до пят. Волосы маленького Старка были всклочены, дышал он тяжело, молочного цвета рубашка выбилась из-под серого дублета.

– Куда же вы спешите в такую рань, Бенджен?

– Мне нужно...

Старк открыл и закрыл рот, словно бы тщательно взвешивая каждое слово. И смирившись с каким-то неприятным фактом, произнёс:

– Ваша сестра... И моя. Там. – Он махнул в сторону Языка Льва.

– И? – настороженно спросил Джейме.

– Добром это не кончится, поверьте. – Бенджен гордо вскинул голову, и эта неприязнь в серых и холодных старковских глазах пронизывала насквозь. – Я не хочу вместо свадьбы попасть на похороны, а вы?

Джейме был уверен, что ничего страшного не случится, но, кивнув, быстрым шагом направился за Бендженом. Когда Старк перешёл на бег, ему не осталось ничего, кроме как пуститься следом и догнать мальчишку.

Он ступил на дорожку, выложенную белой галькой, когда услышал звучный шлепок. А следом девичьи крики, в которых смешались удивление и ужас.

Миновав кусты черноягодника, юноши выбежали на площадку с длинным выступом – тот самый Язык Льва. Не решаясь подойти к краю, там стояла лишь одна черноволосая девица в тёмно-зелёном платье, фрейлина Серсеи.

Джейме подбежал к девушке и развернул её к себе, вцепившись в плечи.

– Где они?

Глаза фрейлины округлились от страха, она дрожащей рукой указала не обрыв.

– Её милость пыталась удержать леди Лианну, всё случилось так быстро...

– Седьмое пекло! – Джейме в несколько шагов оказался у самого края и осторожно посмотрел вниз. Он облегчённо выдохнул, увидев золотоволосую макушку сестры, появившуюся из синей водной глади. Серсея оглядывалась по сторонам и кричала, но ветер уносил её слова.

Лианны не было. Серсея нырнула и тут же вынырнула обратно. Она так и не стала превосходным пловцом, потому явно не рискнёт своей жизнью.

– Где Лианна? – В лице Бена не было ни кровинки, но мальчик уже собрался, конечно же, храбро и самоубийственно прыгнуть вслед за девушками. Джейме схватил его за плечо, останавливая.

– Она умеет плавать?

– Да. – Бен кивнул.

– Будь тут, и если что, беги в замок.

"Если неудавшиеся муж и жена тут сейчас и помрут".

Джейме быстро сбросил сапоги и дублет, прохладный ветер заставил поёжиться. Он посмотрел вниз, Серсея, постоянно оглядываясь, уже плыла к берегу. Джейме глубоко вдохнул и прыгнул, как уже проделывал много раз с самого детства.

"Надеюсь, не приземлюсь на кого-нибудь из них".

Ощущение, что толща воды неумолимо смыкается над макушкой, его никогда не пугало, хотя первый раз ошарашило. К тому же тогда он неудачно ушиб ноги, даже в глазах потемнело. Это могло шокировать и бывалого пловца, к коим он себя причислял, а уж Старк к таким не относилась.

Он увидел Лианну. Она уже сама устремилась наверх, и что бы там она ни испытала, уйдя с головой под воду, сейчас она уже пришла в себя. Лицо девушки было сосредоточенно, и, заметив своего спасителя, она лишь сильнее нахмурилась. И словно бы возмущённо выдохнула – вокруг лица замелькали пузырьки. Но Джейме всё равно подплыл к будущей жене и придержал за талию, помогая, наконец, проделать путь к воздуху.

Как только над их головой засияло солнце, Лианна шумно вдохнула. Джейме всё ещё прижимал её к себе и чувствовал, как дрожит тело, и как часто вздымается грудь. Она сделала несколько вдохов и будто бы окончательно справилась с паникой.

– Я сама могу плыть, пусти меня! – северянка вырвалась и, одарив его яростным взглядом вместо благодарности, неуверенно начала барахтаться к берегу.

– Если могла, какого пекла ты там прохлаждалась так долго! – крикнул Джейме. Он перевёл взгляд правее и увидел Серсею – она осталась здесь, ждала их. В её больших зелёных глазах он видел лишь беспокойство и страх. Почему-то ему казалось, что не за него одного.

– Ты в порядке? – Он двинулся к сестре, но она мотнула головой и поплыла вслед за Лианной.

– Твоя невеста знает о нас, – тихонько проговорила Серсея.

Самое подходящее время рухнуть в тёмные глубины Закатного моря, но вместо этого Джейме тоже поплыл к берегу.

Лианна перевернулась на спину и глядела на небо, всё ещё прерывисто дыша. Она потеряла пояс от своего халатика и сердито запахнула ткань на груди и животе, прикрывая ставшую совсем прозрачной сорочку. Серсея выжимала длинные волосы и брезгливо смотрела на испорченное платье. Сам Джейме стоял, уперев руки в бока, и переводил взгляд с одной девицы на другую. Босой ногой юный лев неприятно впечатался в камень, но серьёзность ситуации не позволила ему сменить позу.

– Мне нужно новое платье. – Серсея поморщилась, голос её так и сочился ядом. – Спасибо за великолепную беседу, леди Лианна, ничто так не бодрит с утра, как полёт в море.

– О, не стоит благодарности, моя королева. – Лианна издала смешок, всё ещё не меняя позы. – Возможно, вам бы и по ночам стоило прыгать, брат составил бы вам компанию.

– Уверена, на Севере вы бы тоже наши себе развлечение, как знать, может, стоит охмурить какого-то межевого рыцаря.

– Остановитесь. Всё, хватит. – Джейме взмахнул рукой. – Даже не буду спрашивать, не отшибли ли вы невзначай себе что-нибудь, потому что у вас обеих явно всё в порядке. Особенно с языками.

Серсея вспыхнула, но тут же улыбнулась в своей обычной манере, не предвещающей ничего хорошего.

– Так ты идёшь или нет?

– Нет. Думаю, ты сама в состоянии найти дорогу в замок, дорогая сестра.

Серсея резким движением приподняла мокрую юбку и тряхнула головой, убирая золотистую прядь со щеки.

– Как вам будет угодно, сир Джейме. Вам есть что обсудить с будущей женой. – Она устремилась вдоль берега по направлению к воротам в замок. Только сейчас Джейме заметил, что Серсея лишилась правой туфельки, но шагала с прямой спиной и твёрдой поступью.

Вздохнув, он присел рядом с Лианной.

– И давно вы с сестрой так пылко любите друг друга? – спросила она. Северянка тоже села, смотря куда-то вдаль и кутаясь в халат.

– Давно. – Он кивнул.

– О Боги. Меня сейчас стошнит. – Она провела руками по лицу и волосам, опустив голову между коленями, струйки воды текли по её светлой коже.

– Таргариены женили братьев и сестёр веками, и Старков почему-то не стошнило, когда они присягнули на верность.

Лианна резко повернулась, в серых глазах он видел точно такую же неприязнь, как и у младшего Старка. И даже хуже. Отвращение. Да по какому праву она может его судить?!

– Как ты вообще собирался жить в браке?

– А как ты собиралась жить в браке с Ланнистером? – саркастично парировал он. – Все знают, что мы самодовольны и неприятны, и это ещё наши достоинства.

Лианна фыркнула и вновь отвела взгляд. Они вместе смотрели, как чайка совсем низко летит над гладью моря и затем резко взмывает вверх.

– Почему ты не рассказала отцу?

– А смысл? Свадьба сегодня. Мы и так выставили наших отцов не в лучшем свете, так что не хочу сделать всё ещё хуже.

Джейме неопределённо качнул головой.

– И ты сможешь притворяться? Это явно не то, в чём ты сильна.

– А совсем скоро мы это узнаем. Главное, ты сам отыграй роль влюблённого женишка.

Джейме смахнул воду, капающую в глаза с чёлки.

– Можешь быть спокойна.

– Раз так, мой милый, мы станем мужем и женой, хочу я того или нет. – Безразлично подвела итог девушка, так и не удостоив его взглядом.

Джейме поднялся на ноги.

– Ты в порядке, точно ничего не ушибла?

Лианна, не поднимая на него глаз, помотала головой, и Джейме направился к замку той же дорогой, что и Серсея, теперь уж точно зная, что от своей судьбы в лице Лианны Старк никуда не сбежит.

12.Лианна

Спускаясь по темным коридорам Кастерли, больше похожим на вычурно украшенные пещеры, Лианна чувствовала, как какая-то странная пустота подступает к сердцу тем ближе, чем глубже они уходили в твердыню скалы, приютившей на многие столетия красно-золотых Львов.

Она опиралась на руку отца, но лорд Рикард молчал. Он поцеловал дочь в лоб, вручая её руку Джейме Ланнистеру, когда подвел её к нему в септе Утеса, но на том и закончилось отцовское благословение. С момента беседы в шатре Харренхолла он не сказал ей ни слова осуждения, но Лиа и без того чувствовала его молчаливый гнев, который угнетал все семейство Старков вот уже не первый месяц.

Ей бы попросить прощения, повиниться перед отцом. Вот только за что? Что не захотела выйти замуж за повесу, попортившего девок по всем Семи Королевствам? За то, что осмелилась сама выбрать себе мужа? И пусть она уже на жестоком опыте осознала, какую ошибку совершила, решения леди Старк не изменит, как бы долго отец на неё не дулся. Уж лучше так: страдать по своей воле, чем по чьей-то указке.

"Глупая, ты говоришь совсем как ребенок", - грустно улыбнулся ей Нед, когда вчера вечером она сказала ему то же самое. Пусть так.

Свет, забрезживший в конце коридора-пещеры, Лианна приметила не сразу - слишком занята была своими мыслями, слишком громко в ушах звучали обеты, которые она произнесла перед септоном не более часа назад. Она боялась церемонии, особенно после утреннего плаванья, однако все прошло так нудно и закончилось так быстро, что Лиа, признаться, была даже немного разочарована.

С каким-то внезапным внутренним спокойствием она даже оглянулась при словах священнослужителя о причинах, делающих сей брак невозможным. Надеялась ли она на то, что такие найдутся? Да, пожалуй. Но все молчали: и отец, и лорд Тайвин, и Бен, и Серсея.

Лиа вздохнула. Она уже час, как Ланнистер, вот только высокие каменные своды так давят, что не позволяют усомниться: она тут чужая. Она собственноручно обрекла себя на это, но не отступит и будет нести бремя последствий на своих плечах, как того потребуют Старые Боги. Добравшись до высокой тесанной арки, ведущей в огромную темную пещеру-зал, Лианна уже была уверена в этом до конца.

Вот только забыла, о чем вообще думала, ступив внутрь. По спине пробежали ледяные мурашки, а сердце забилось так, как не рвалось даже тогда, когда она летела вместе с Серсеей с утеса в холодную воду Закатного моря.

Весь замок Ланнистеров являл собой чудо природы, помноженное на талант строителей, он внушал трепет, страх, восторг, и Лианна, признаться, уже навидалась здесь диковинок - чего стоил один только зверинец! - однако лишь вид здешней богорощи едва не заставил её удрать, трусливо покинув место второй брачной церемонии.

Большая пещера, в крыше которой зияло отверстие, откуда проникал красноватый свет закатного солнца, была, словно паутиной чудовищного паука, увита белоснежными ветвями чардрев, отчаянно рвущимися к свету. Кривые и уродливые, тонкие и гибкие, будто вьюн, они оплетали стены, пол и даже часть потолка "богорощи", образовывая зрелище столь жуткое, что Лиа даже глазам своим не сразу поверила. Ни один кустик, ни росточек страж-дерева - ничего не росло здесь больше, вытесняемое белыми деревьями.

Посреди зала, будто бы намеренно посаженное там, стояло одно чардрево, на котором был вырезан лик. Такой уродливый и жуткий, что Лианне показалось, что он тоже страдает, чувствуя себя в Кастерли не на своем месте. Немудрено: им, северянам, не место в толще серого камня, дающего прибежище этим южным людям. К нему вела дорожка из факелов, установленных по обеим сторонам.

Лиа рассеяно оглянулась на отца, почувствовав, как он сжал её руку, и с удивлением осознала, что они уже стоят на месте, впереди них Джейме с отцом, а немногочисленные гости, рискнувшие явиться на вторую часть брачного обряда, с любопытством глядят на неё. Их лица в тусклом свете казались призраками. Она поймала на себе взгляд Серсеи, полный молчаливой ненависти, и, наверное, это-то и привело Лианну в себя.

Девушка тряхнула головой и скорее почувствовала, чем услышала, как на землю упала крохотная жемчужинка - одна из нескольких десятков, - каким-то чудом вплетенная в её тяжелые каштановые локоны. Из-за них, глядя на себя в зеркало, Лианна представляла, что голова её усыпана снегом, который не тает.

И эта мысль, впервые за этот день, заставила её улыбнуться. Она здесь, в сотнях лиг от своего дома, так глубоко на юге, что и подумать страшно; на дворе весна; на душе у счастливых гостей, начавших отмечать свадьбу задолго до её начала, - вообще лето. Но даже в такой ситуации она, с жемчужинами-снежинками, "припорошившими" волосы, с сотней таких же, усыпавших подол и длинные рукава её темно-серого, почти черного, платья с воротом, по которому было пущено белое - и снова снег! - кружево. Настоящая дочь Севера. Лианне очень хотелось в это верить.

- Кто идет предстать перед божьим ликом?

Голос Джейме Ланнистера, её супруга перед Семью Богами Юга, заставил Лианну вернуться в реальность, и тень улыбки слетела с её бледного лица. Она посмотрела на своего жениха-мужа и твердо встретила взгляд по-кошачьи зеленых глаз. Обычаи северян его явно веселили, однако, надо отдать ему должное, молодой лев произнес свою реплику без намека на насмешку.

- То Лианна из рода Старков, дочь Рикарда Старка, лорда Винтерфелла и Хранителя Севера пришла, чтобы выйти замуж. - Отец потянул её за руку, увлекая к чардреву и молодому рыцарю. - Взрослая и расцветшая женщина, законнорожденная и благородная, она явилась просить благословения богов.

По коже Лианны вновь пробежали мурашки. То, в септе, было лишь представление на потеху публике. Семеро - не её боги, да и Джейме не проявлял никакого благоговейного трепета. Лишь сейчас она ощущала, что взоры богов действительно обращены к ним, вступающим в брак.

- Кто пришел, чтобы взять её в жены? - Холодный голос Хранителя Севера, казалось, был абсолютно спокоен. Будто бы и не свою он дочь отдает сыну старинного соперника.

Лианна покосилась на Джейме, и что-то такое промелькнуло на его извечно смеющемся лице, что она заволновалась. Должно быть, здесь, в богороще, будущий лорд Кастерли Рок чувствовал себя так же неуютно, как и сама Лиа в его замке.

- Я, Джейме из дома Ланнистеров, сын Тайвина, лорда Кастерли Рок, Хранителя Запада и Десницы короля, пришел взять её в жены. Кто передаёт её?

Теперь они стояли уже так близко, что Лианна могла бы легко коснуться алого, расшитого золотом рукава Джейме, если бы пожелала.

- Я, Рикард Старк, отец Лианны, - продолжил её лорд-отец. - И спрашиваю тебя, дочь моя, возьмешь ли ты Джейме из рода Ланнистеров себе в мужья?

Лиа быстро перевела взгляд с отца на Джейме и обратно и выпалила, будто бы боясь передумать:

- Беру!

Лицо лорда Рикарда потемнело, но он вручил руку дочери супругу. Второй раз за день.

- Идем, миледи, - шепнул Джейме, увлекая её за собой к чардреву. Пред ликом красным, словно плащ Ланнистеров, скрепленный у неё на груди золотой львиной головой, им предстояло произнести обеты, навсегда дающие волчице львиное имя.

13.Серсея


Свадьба Джейме и Лианны, пожалуй, не уступала размахом королевской. Отец никогда не скупился на пиры, потому не упустил возможности показать богатство и величие дома Ланнистеров, несмотря на нежеланность союза со Старками.

После череды обрядов то Новым, то Старым Богам, празднество начали во дворе, под безупречно синим небом, не предвещающим никаких дождей. Говорят, что яркое солнце в свадебный день – предвестник хорошего брака. Всё это ерунда, когда Серсея выходила замуж за Рейегара, шёл мокрый снег, однако же, их союз крепок.

Собрались все приехавшие на свадьбу в округлом саду, стенами которому служили развесистые глицинии с ярко-фиолетовыми гроздьями цветов, красные пираканты, золотистый бобовник. Гости уселись за длинные столы с красно-золотыми скатертями, а во главе на небольшом помосте возвышался стол юных супругов. Выступали факиры, срывая овации и раздувая из огня настоящих драконов и длинных змей. Не переставая меняли баллады менестрели, от слезливой "Два сердца бьются как одно" до фривольных песенок о Флориане и Джонквиль. Серсее кусок в горло не лез, но вид не менее пятидесяти аппетитных блюд соблазнил даже её: запечённые в меду куропатки, стейки из кабанятины с овощами, груши в вине.

– Вам несказанно повезло, сир Джейме, ваша жена прекрасна, – закончил своё поздравление Рендилл Тарли.

– Ваша красота стала будто в десятки раз ярче, леди Лианна, – закончив стандартное "счастья, здоровье, здоровых детишек" и отвесив поклоны, заключил лорд Болтон.

– Будьте благоразумны в вашем браке, ваш союз настолько же красив, насколько и опасен, а молодость, увы, так опьяняюще безрассудна, – напутствовала в своей обычной манере Оленна Тирелл. И ещё сотни поздравлений, которые Серсея прекрасно слышала, хоть старалась и не обращать внимания.

К несчастью, с её места к тому же открывался прекрасный вид на то, как Лианна с Джейме кормят друг друга виноградом, пьют вино на брудершафт, каждый раз после целуясь. Она знала, что всё это фальшь, Джейме по-прежнему любит лишь её одну, но, хоть раз случайно окинув взглядом слащавую идиллию, едва сдерживала клокотавшую ярость. Серсее хотелось бы, подобно рыцарю из тех милых песен и сказок, выступить после слов септона вперёд и пред ликом Семерых ответить, что у неё есть тысяча возражений, что она безумно любит Джейме и не позволит этому абсурдному союзу осуществиться. Ах, какие сладкие мечты, чего бы стоили лица всех собравшихся в этот момент. Наверняка, брат испытывал то же самое, когда с её уст срывались брачные обеты. Теперь она понимала.

Ближе к ночи пир переехал в чертоги замка, хотя, в общем-то, мог продолжаться и на улице, если бы не задувший с моря чересчур прохладный ветер. Но отец предусмотрел подобный исход, и большая зала была готова принять гостей, ничуть не уступая роскошностью открытой площадке.

К великому счастью Серсеи, теперь она была избавлена от созерцания Лианны, в чьих волосах блестели жемчужины-снежинки, и от Джейме, ещё более прекрасного в красно-золотом свадебном костюме. Она много раз за этот день говорила себе, что не нырнула бы за Лианной и позволила сопернице утонуть, если бы Джейме не появился, и туда девке и дорога. Но обманывалась. Она никогда не была особо хорошим пловцом и девчонкой пару раз чуть не потонула в море, но... Если бы они так и остались одни, то нырнула бы, нырнула и попробовала вытащить эту гадину, лишь бы посмотреть потом на её реакцию, когда та увидит, кому теперь обязана жизнью.

Серсея пригубила вино и посмотрела на веселящихся леди и их кавалеров. Ей самой хотелось бы забыться в танце, но, увы, королеве в отсутствии мужа не пристало обниматься с чужими мужчинами на глазах у половины королевства. Она увидела свою фрейлину Делию, танцующую с дальним кузеном Ланнистером. Сообразительная девушка успела за то время, пока она мокрая и без одного башмака шагала к воротам замка, сбегать за новым платьем и ждать её у входа. Так что позора королевы никто не заметил.

– Я слышал, что жрецы новой религии всерьёз взялись за тебя с Рейгером, – услышала она спокойный голос дяди Кивана. Серсея сидела рядом с отцом и дядей, но не слишком-то прислушивалась к их разговорам, как и тётушка Дорна, с которой она беседовала половину вечера. Скучнейшей компаньонки и пожелать нельзя.

– Король решил взять на себя переговоры со жрецами лично, пока я занят, – ответил Тайвин. Тётушка Дорна как раз прервала свою тираду о воображаемых детях, и Серсея искоса посмотрела на мужчин, навострив уши.

– Не уверен, что с ними вообще следует вести переговоры. Кто они такие, в конце концов?

– Король хочет налаживать связи с Эссосом и считает, что это хороший шаг в данном направлении. – Тайвин пригубил вино. – Религия для Эссоса означает ничуть не меньше, чем для нас, и Р'Глорианство весьма распространено.

Киван покачал головой.

– Верховный септон не будет рад такому соседству.

– Страх перед Таргариенами всё ещё силён, церковь помнит их девиз. Септоны подхватят любую песню, которую заведёт Рейегар.

– Не мне тебе советовать, но я бы отговорил короля от этого шага. Слишком странное божество, слишком сомнительные перспективы.

Тайвин сжал губы.

– Несомненно. Но у драконов всегда было особое отношение к огню.

Серсея, задумавшись, отправила в рот кусочек жаркого. Будь её воля, она бы прогнала Тороса из замка при первом же его появлении, тут она была согласна с дядей. Как там её король-муж, принял ли важное решение? Ей не хватало Рейегара, как бы там ни было.

Ланнистер вновь тоскливо посмотрела на фрейлину, уже танцующую с пареньком из Простора. Почему, почему всё сложилось так, почему она чужая на свадьбе собственного близнеца?

– Что-то подсказывает, вы скучаете, моя королева. – Она перевела взгляд на кузена Давена, улыбающегося во весь рот. Он почтенно поклонился. – Могу ли я пригласить вас на танец, Ваша Милость?

Серсея убрала с колен салфетку и встала. Наконец-то!

– С удовольствием, сир Давен. – Она сжала его протянутую руку и вышла из-за стола.

– Прекрасно выглядите, тётушка! – Улыбнувшись, сказал он Дорне.

– Спасибо, мой дорогой. – Бледные щёки женщины тронул застенчивый румянец.

– Ты мой спаситель, – прошептала Серсея Давену.

– Что, она и тебя замучила разговорами о садоводстве и вышивке ромашек на скатерти? – усмехнулся Ланнистер. Они закружились в танце среди толпы гостей.

– О да. С одной стороны бесконечные разговоры о политике, с другой – о детях и быте. Впору выпить чашу с ядом, чтоб не мучиться.

– Ну, разговоры о политике не так уж и плохи, если подумать. – Давен галантно помог Серсее сделать изящный поворот. – Но дядя Киван любит её. Она хороший человек.

– Хороший, но ужасно занудный. Она как снотворное.

– Зато нашему Джейме явно не придётся скучать.

Серсея нервно сжала пальцы на плече компаньона, покосившись на молодую чету. Лианна, покраснев, очевидно, смеялась какой-то шутке, довольный Джейме приобнимал её за плечи.

– Ну да, с дикими северянами точно не соскучишься.

Давен лукаво прищурил ореховые глаза.

– О, считаешь, что она недостаточно хороша для него? Вечная проблема всех сестёр, ищут братьям партию поудачнее. Вы хуже родителей! – Он вдруг замер и обернулся. – Да что это за!..

Позади, смутившись, стояли Тирион, темноволосый мальчик и смуглая девочка, сцепившись ладошками в танцевальное хоровод-трио. Серсея возмущённо упёрла кулаки в бока, а Давен скрестил на руки на груди, ухмыляясь.

– Ой, – только и смог произнести мальчик. Насколько могла судить Серсея по золотой розе на маленьком дублете, то был Уиллас Тирелл.

– Вы сами на нас наступили! – с вызовом сказала девочка, гордо тряхнув черными тяжёлыми волосами, угрожающе покачнулись жёлтые бусы с солнцем-подвеской.

– Вы такие неуклюжие... – подытожил Тирион.

– Какие наглые малявки! – Давен засмеялся и махнул на них рукой. – А ну марш отсюда, а то точно затопчут. Вот, например, я сейчас как...

Дети пискнули и побежали в разные стороны. Серсея вскрикнула, когда Тирион неудачно наступил на подол её платья, послышался треск ткани, но брат уже стремительно семенил в другой конец залы.

– Ах ты, маленький га... – Гневно закричала она, но тут же опомнилась. О Семеро, она же королева, и ей давно не десять лет.

Барды закончили очередную мелодию и затихли. Сердце Серсеи словно сжалось в холодный пульсирующий комок. Сейчас начнётся провожание.

Давен, продолжая быть галантным кавалером, помог ей усесться на собственный стул. Юная львица посмотрела на стол Старков, встретилась взглядом с маленьким Бендженом. Мальчик смутился и поспешно отвёл глаза. Сохранит ли волчонок тайну? Опасно, и собственное бессилие пугало. Но ради сестры он постарается это сделать, что отчасти успокаивало.

Лорд Рикард мрачно кивнул, и Тайвин, встав и хлопнув в ладоши, объявил провожание. Музыканты заиграли "Снял король корону, королева – башмачок". Джейме с Лианной поднялись со своих мест.

– Вот и проверим, у кого клыки больше: у льва или у волчицы! – закричал кто-то из северян. – Смотрите, чтоб ваш лев клыки-то не пообломал!

Лианну окружила толпа юношей, снимавшей с неё кружевные перчатки. А Джейме стайка женщин, увлекающих его к выходу из залы, попутно справляясь с застёжками дублета. Серсея замерла на месте, как мраморная статуя.

– Да уж, обломать недолго! – Залившись смехом, громко возразила тётка Дженна. – Говорят, на Севере девиц снегом кормят, холодные, как ледышки!

– Вот-вот, а отогреть-то мужа сможет? – Подхватил дядя Герион. – Раз снегом раскормленная!

– Лучше снегом кормить, чем золотом да обещаньями, – раздался голос хмурого Эддарда Старка, стоявшего около своего стола. Как и Серсея, он не принимал никакого участия в веселье, но слова юноши пронеслись неожиданно громко по всему залу.

Повисла неловкая тишина, кажется, даже музыканты чуть сбились с ритма. Серсея видела, как обернулся Джейме, его глаза сузились, а губы изогнулись в жестокой усмешке. Ещё чуть-чуть, и брат ляпнул бы какую-нибудь убийственную колкость, но положение неожиданно спас Брандон Старк.

– Ну а что, хороший повод проверить поговорку. Ланнистеры всегда платят свои долги? Вот и посмотрим, как ваш лев выплатит супружеский!

Гости засмеялись, а Серсея налила ещё вина и выпила залпом. Она ненавидела этот день. Ненавидела себя. И Лианну Старк.

14.Джейме

Дверь за ними захлопнулась, угрожающе заскрипев, и Джейме задвинул щеколду. Гости всё ещё галдели снаружи и не собирались в скором времени успокаиваться, это раздражало.

Он поёжился: в открытое окно заглядывала не только полная луна, но и задувал не слишком-то теплый ветер, а из одеяния осталось одно исподнее. Даже ботинок не оставили.

Лианна, которая сама оказалась в полупрозрачной сорочке на тонких бретельках, прошла к окну и захлопнула створки. Луна осветила её силуэт, сделав ткань совсем уж прозрачной и завораживающе обрисовывая тонкий стан. Джейме мотнул головой и отвернулся. Он устал. Ещё никогда в жизни ему не доводилось столько лгать, а после сегодняшнего впору записываться в бродячий театр.

– Ну что же, муж. – Лианна взяла с тумбочки графин с вином и наполнила кубок. – Мы талантливые лицедеи, поздравляю нас с прекрасным спектаклем.
Девушка подняла кубок, словно отдавая Джейме почтение, залпом опустошила содержимое и со стуком поставила на место.

– Да уж, кто бы мог подумать, что вы, северяне, так хороши в этой игре. – Он ухмыльнулся. – Ты точно из Старков? Это на вас не похоже.

Лианна фыркнула и забралась на кровать. Джейме прошёл вдоль стены и потушил свечи, лёгкий дымок взвивался к потолку от каждого огарка. Ему хотелось только одного: рухнуть на кровать и заснуть. Спальня была роскошная, и насколько он знал, когда-то её впервые разделили отец с матерью после свадьбы. Камин с тлеющими углями, комод с бронзовыми подсвечниками, тяжёлые гобелены на стенах и богато украшенные портьеры на окнах. Огромная кровать со свисающим балдахином и мягкими перинами.

Он улёгся на другую сторону кровати, сохраняя между собой и Лианной приличное расстояние, благо это было несложно. Девушка вообще отодвинулась на самый край, словно опасаясь даже слегка соприкоснуться телами и заразиться какой-то болезнью. Впрочем, и сам-то он устроился далеко не на средине.

Джейме сцепил ладони на груди и покосился на Лианну. Та тоже лежала на спине и смотрела в потолок.

"Как далеко твоё замужество от мечтаний, Старк, не правда ли?"

– Ну что, попробуем проверить, выплачу ли я долг как истинный Ланнистер? – не сдержался Джейме, плохо стараясь придать голосу торжественную серьёзность.

– Что, прости? – Лианна повернула к нему голову, её серые глаза угрожающе сузились.

– Ну, тот самый долг! – продолжал подначивать Джейме. – О котором твой брат говорил!

– Ах, супружеский долг... – Лианна встала на колени, схватила подушку и начала его лупить со всей силы.

– Я! Терпела! Тебя! Весь! День! – Каждое слово сопровождалось ударом, Джейме, не удержавшись, засмеялся и пытался закрываться. – Тебя и всю твою семью!

Муж вырвал столь грозное оружие из рук новоиспечённой жены и прижал к себе.

– Вот только не говори, что не получила ни капельки удовольствия!

– Нет, не получила. – Лианна попыталась отобрать подушку, но, тут же оглянувшись, схватила другую. – Видеть тебя не могу!

– Ох, ну прости, теперь моё лицо – первое, что ты будешь видеть, просыпаясь каждое утро в течение всей жизни.

Лианна яростно зарычала и резко толкнула его, словно вложив в движение всю злость.

– Пошёл вон с моей кровати! Тебе тут места нет.

Джейме не ожидал, что в изящных руках северянки столько силы, и от неожиданности полетел вниз. Приземлился набок, всё ещё прижимая подушку к себе.

– Твоей кровати? Это вообще-то моя кровать, как и весь замок!

– Нет! – Лианна свесилась над ним, её густые тёмные волосы спутались, кажется, тоже выражая всю степень негодования девицы. – Я теперь такая же хозяйка замка, и кровать эта моя. Не пущу. На полу спи.

– Вот это да. – Джейме встал и посмотрел на супругу сверху вниз. – На этой кровати можно коня между нами положить, тебе не многовато места?

– Нет.

– А одеяло мне полагается?

– У тебя подушка есть. – Лямка сорочки сползла с её плеча, верхняя часть груди оказалась обнажена, но девушка этого даже не заметила. – Одеяло ещё надо заслужить.

Джейме пожал плечами и дёрнул покрывало прямо из-под наглячки. Лианна негодующе вскрикнула, но не успела вцепиться в ускользающий предмет, и он оказался в руках Джейме.

– Сладких снов, дорогая супруга.

Он огляделся. Воевать из-за кровати глупо, да и, по правде, никакой супружеский долг он исполнять не собирался. Просто это было весело. Конечно, ютиться на маленьком диване уже не так здорово, но оно того стоило.

Джейме положил подушку и, после нескольких бесполезных попыток устроиться поудобнее, укрылся. Диван действительно был мал, ноги свисали вниз, и вообще ему пришлось съежиться в три погибели!

Он, наверное, первый супруг, у которого всё тело будет болеть не из-за того, что он ретиво занимался любовью со своей молодой женой, а потому что спит на выселках в очень странном положении. Воображение живо нарисовало раскатисто храпящую Лианну, заснувшую в позе морской звезды, раскинув ноги и руки на огромной кровати. Джейме не удержался и вновь засмеялся.

– И чего ты веселишься? – Хмуро поинтересовалась теперь уже Ланнистер, а не Старк.

– Да так, представил, как ты мечом гоняешь по двору Роберта Баратеона. Счастливый парень, какой участи избежал.

– Очень смешно, – холодно отозвалась Лианна.

– Знаешь, вообще-то диван совсем неудобный.

– Тебе с сестрой на столе было удобно, и сейчас привыкнешь.

Воспитание Джейме вступило в упорную борьбу с длинным языком и всё-таки победило. Он глубоко вдохнул и выдохнул.

– Осторожнее, миледи Ланнистер, – спокойно, без тени прошлого веселья сказал он. – Нам придётся уживаться друг с другом так или иначе.

– Извини, – ответила Лианна после короткой паузы.

Они замолчали. Девушка ворочалась на кровати и сердито сопела. Конечно, хорошо ей там на пышных перинах, может себе позволить переваливаться с бока на бок. Ещё и одеяло тёплое имеется.

Он подумал, каково Серсее было видеть их сегодня, изображающими безудержную и безоглядную любовь, против которой не устояли суровые отцы семейств. Наверняка не легче, чем ему самому на королевской свадьбе.

– Нам придётся разделить постель рано или поздно, – произнёс Джейме, зная, что жена не спит. – Как бы это ни было печально.

– Твой отец ждёт наследников, я знаю. – Лианна тягостно вздохнула. – И я рожу тебе сына. Но не думай, что это случится очень скоро.

– Да не спешу я покушаться на твоё целомудрие! – воскликнул Джейме, сердито натягивая одеяло до подбородка.

– Вот и славно. – Со всем холодом Севера в голосе ответила Лианна.

Джейме закрыл глаза. Эта ночь будет долгой, как и все последующие, которые он проведёт на этом крохотном ложе.

@темы: любимые вселенные, Песнь льда и Пламени, Vёjes, плиомания, фанфики