Perisher-gemini
Вся прелесть поступков "просто так" в том, что их не надо объяснять даже себе (с)
Так, ну погнали. Личное наблюдение: почему-то самый раздражающий меня в каноне персонаж, т.е. Серсея, пишется гораздо легче, чем мой любимый персонаж Джейме. Почему так? Обоже, я что, латентная фанатка Серсеи?

Название: Vējes
Фандом: "Песнь Льда и Пламени"
Авторы: Ziraelle и Gemini
Размер: макси
Пейринг: Лианна/Джейме, Серсея/Рейегар (по чесноку, тут должна быть не запятая, а ещё одна чёрточка)
Жанр: романс, драма, ангст
Рейтинг: R
Предупреждение: AU, твинцест, смерть персонажа, возможно ООС

Лианна

Пьяный септон, забывший свои слова на середине, крохотная деревушка в одном дневном переезде от Харренхолла, разбавленный эль и свежеиспеченный хлеб вместо сладкого борского вина и цыплят в меде и миндальном молоке, бурные проводы пьяных завсегдатаев таверны и брачное ложе с клопами - и дело сделано.

Ведь знала же, что первоначальная идея была самой верной, мысленно костерила себя Лианна, невольно отступая под пристальным взглядом лорда Рикарда, которым он едва ли не буквально пригвоздил дочь к месту. В его глазах сквозил такой явный холодок, что Лиа даже поежилась.

- Прости, Лианна, я, кажется, не расслышал: за кого ты хочешь замуж? - медленно и четко выговаривая каждое слово, переспросил отец.

С улицы раздался глухой чавкающий звук копыт, увязающих в грязи - проливной дождь не переставал с утра, по большому счету, именно он и стал причиной того, что она сейчас стояла перед отцом, словно нашкодившая маленькая девочка. Звук на мгновение отвлек их, но не спас от необходимости отвечать.

Лиа глубоко вдохнула и расправила плечи, подняв взгляд на лорда Винтерфелла. Она - волчица, она смелая. Должна быть такой, иначе проиграет всё: свободу, жизнь, гордость. Нужно было бежать ещё вчера вечером, в то время, как они с Джейме оба были полны решимости, а не на утро, когда вчерашняя бравада схлынула, обида чуть утихла, а разум вновь начал брать верх.

Но Старки винтерфелльские так просто не сдаются.

- Я хочу замуж за Джейме Ланнистера. - Упрямо повторила она, уперев руки в боки. Лианна прекрасно понимала, что для полноты образа ей не хватает ещё топнуть ножкой и захныкать, только отступать было поздно. Одно неверное слово и она пропала. - Сына Тайвина Ланнистера, лорда Кастерли Рок, хранителя Запада и десницы короля.

Лорд Рикард раздраженно отмахнулся.

- Я знаю, кто такой этот Джейме. Но этому не бывать, и это моё окончательное решение.

Лианна задохнулась от возмущения, искренне оскорбленная тем, что он даже слушать её не желал.

- Отец!

- Никаких "отец", я пообещал твою руку Баратеону и намерен сдержать слово. - Отрезал Старк, устало потирая виски, словно слова дочери неимоверно утомили его.

- Я не пойду за него! - Лиа вспыхнула. - Лучше септой стану!

- Не станешь, - хладнокровно возразил отец.

Лианна громко засопела, чувствуя, как отчаянье холодит кровь. Вчера на окраине леса, где они встретились с Джейме, идея брака, в котором они, как короли, смогли бы сами выбирать супруга, звучала так хитро и убедительно, что она не сомневалась - отец согласится, пусть и не сразу. Но, как оказалось, Лиа ошиблась.

Хорошо хоть братья сейчас мутузят друг друга в грязи на тренировочном поле, иначе под аккомпанемент из ухмылок Брана и тягостных вздохов Неда она бы давно сдалась, сбежала как вчера, а спустя несколько месяцев, стала бы женой Роберта - скорее охотничьим трофеем, нежели спутницей жизни. С таким, как он, иначе и быть не могло, что бы он там ни плел про чувства.

Как этот наглец лапал вчера служанку! А как прижимал к себе во время танца юную леди Уэнт, в честь которой и проводился турнир! Нет, будь Роберт Баратеон даже последним мужчиной на земле, она не позволит ему прикоснуться к себе, пусть катится в седьмое пекло со всей своей "любовью".

Лианна так разгорячилась, что едва не озвучила свои мысли вслух, но, к счастью, вовремя прикусила язычок. Зная лорда Рикарда, она понимала, что упрямиться с ним бесполезно. Тут нужны были иные методы.

Подыскивая слова, юная леди Старк неспешно подошла к креслу, на котором восседал отец.

- Прошу, только послушай, - девушка улыбнулась и продолжила елейным голоском, кардинально изменив тактику: - Я знаю, ты хочешь мне добра и веришь, что Роберт, друг нашего милого Неда, сделает меня счастливой. Так?

Лорд Рикард осторожно кивнул и, склонив голову набок, с интересом воззрился на дочь, которая, вдохновленная его вниманием, продолжила, взяв его широкую ладонь в свои.

- Но я не люблю Роберта. И не полюблю, а он, несомненно, достоин той, кто разделит его чувства. Штормовой предел могуч, но Кастерли...

Она не успела закончить - отец осторожно, но решительно стиснул её тонкие пальцы, заставляя замолчать.

- Лиа, милая, я понял, к чему ты клонишь, но теперь послушай меня, пока твоё упрямство не завело тебя слишком далеко. - Лорд Рикард вздохнул, поднялся из-за стола и положил руку на плечо Лианны, ей показалось, что его глаза на миг потеплели. - Я люблю тебя, моя единственная дочь. Но я живу на свете гораздо дольше тебя и в людях разбираюсь лучше. Возможно, Роберт не станет для тебя самым лучшим мужем, зато я с уверенностью могу сказать, кто станет худшим.

Девушка собралась что-то ответить, но лорд Винтерфелла остановил её властным движением руки:

- Всё решено. Ты выйдешь замуж за Баратеона - не Ланнистера, а через несколько лет поблагодаришь меня за это, запомни мои слова.

Он отпустил Лианну и направился назад к столу, по которому было разбросано несколько исписанных листов, когда под пологом огромного шатра разнесся невеселый смешок. Лорд Рикард обернулся и с изумлением увидел злую ухмылку, искривившую губы дочери.

- Лиа?..

- Поздно, отец.

Старк недоверчиво нахмурил кустистые брови:

- Что ты хочешь этим сказать?

Лианна подалась вперед, решаясь на самый последний шаг и ставя на кон всё.

- Только то, что я уже жена Джейме. Перед Богами. - Безразлично смахнув невидимые пылинки с рукава, с мрачным удовлетворением солгала Лианна. - Не думаю, что Роберт возьмет меня, несмотря на это. Хотя можем спросить у него. - Закончила девушка, со злорадством наблюдая, как ещё сильнее вытянулось истинно-старковское лицо лорда Рикарда.
Джейме

Джейме Ланнистер стоял в светлой и хорошо убранной комнате таверны, где они остановились по пути в Утёс Кастерли. Удивительно чистая, здесь пахло свежим бельём и даже доносился из кухни почти домашний запах выпечки и жаренного мяса со специями.

Ему хотелось переминаться с ноги на ногу, как провинившемуся пятилетнему мальчишке, но вместо этого он твёрдо стоял, заведя руки за спину, опустив голову в акте ложного повиновения. Впрочем, вряд ли это проведёт главу семейства, смягчив его настрой. Тайвин Ланнистер никогда не кричал, не ударял кулаком по столу – не делал ничего, что могло бы разрушить образ человека, словно выточенного из каменной глыбы и лишённого всяческих чувств. Но сейчас Джейме казалось, что отец готов был схватить глиняный кувшин с вином, стоявшим на столе между ними, и швырнуть со всей силы прямо в золотоволосую голову своего сына. Губы сложились в тонкую линию и морщины обострились, зелёные глаза Тайвина опасно сузились, взгляд пронизывал до самых костей – от этого хотелось провалиться сквозь землю или, в крайнем случае, сделать сальто из окна, но рыцарь он или нет, в конце концов?

– Старк не согласился выдать дочь за Стеффона Свифта или за твоего друга Аддама Марбранда. – С убийственно-холодной интонацией говорил отец, но от смысла произнесённого хотелось пуститься в пляс. О, Тирион будет смеяться до колик, когда узнает, что они с Лианной Старк учудили, и как папенька на это отреагировал.

– Отказывается и от каких-либо других наших вассалов, – продолжил Тайвин. – Кроме того, он отверг и нашу младшую ветвь.

Кого же сватали взамен, интересно знать? Кузена Джейсона-послушайте-всю-сотню-старых-шуток-которые-я-выучил или, может быть, Тибольта-я-рыгаю-после-каждой-кружки-эля? Бедная Лианна даже не подозревает, какой страшной участи ей удалось избежать. Джейме не смог сдержать усмешки.

– Ты не будешь так веселиться, когда я отошлю тебя в Винтерфелл вместе с законной супругой, – фраза звучала как одно сплошной предупреждение, будто по коже пробежал холодок.

Он опасливо поднял взгляд на отца.

– Что ж, всегда было любопытно узнать, как же выглядит настоящая зима!

– У тебя, судя по нынешнему положению дел, будут многие годы, чтобы испытать весь холод Севера и промёрзнуть насквозь.

Джейме снова улыбнулся, но, спохватившись, постарался замаскировать этот проблеск радости, сдвинув брови к переносице.

– Так вы всё же решили, что?..

– Я не оставлю попыток остановить этот абсурд. – Тайвин постучал пальцами по столу, пододвинул к себе чернильницу и стопку пергамента.

«Если бы этот брак действительно был так невыгоден, то не стал бы и слушать Старка, отец. Значит, к какому-то соглашению вы пришли, не так ли?»

Джейме выдохнул и решился на ещё один вопрос:

– И всё же, почему ты считаешь, что породниться с лордами Риверрана выгоднее, чем с Хранителями Севера? У них огромные земли, роща железоствола…

– Я прекрасно знаю, что из себя представляет нищий Север, сын. – Оборвал его Тайвин. – Но если ты сам этого не понимаешь, я не собираюсь рассуждать, почему Лианна Старк самая последняя девушка, которую бы я для тебя выбрал.

– Но…

– Не может быть никаких «но».

Он кивнул на дверь, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Джейме покорно развернулся, прекрасно осознавая, что бой всё ещё может оказаться проигранным, но это сражение остаётся за ним. Снаружи он был собран и ничем не выдавал истинных чувств. Внутри он ликовал. Спасибо Богам Старым и Новым, спасибо Лиане Старк и её восхитительно стойкому отцу – он не женится на Лизе Талли!

Ложная эта весна или нет, но ветер задувал самый что ни на есть тёплый, а солнце одаривало яркими лучами. Джейме поднял голову и подставил лицо свету, зажмурившись. До Утёса Кастерли оставалось ещё несколько дней пути, и ему, в самом деле, уже не терпелось туда скорее вернуться, чтобы поделиться последними новостями с братом.

Весь остаток Харренхолльского турнира отцы только и занимались тем, что один предлагал варианты, второй их безусловно отвергал. Лорд Винтерфелла вряд ли жаждет увидеть свою дочь, приносящей клятвы верности ему, Ланнистеру, но если уж так случилось, то хвалёная Старковская честь и чувство справедливости требовали только одного решения. Конечно же, Рикарду следовало получить от союза полную выгоду, разумеется – этот факт Джейме тоже не исключал. Именно поэтому какие-то третьи по значимости лорды Западных Земель его не удовлетворят. Так же и его отец знал, что девица Старк – это вовсе не крестьянская дочка, и от претензий разъярённого Хранителя Севера «как я теперь выдам попорченную девицу замуж» никак не отмахнёшься.

Только позже Джейме узнал, что они с Лианной выдали отцам одну и ту же причину для брака: «перед богами мы уже муж и жена». Он ещё и прибавил, что, как знать, это ведь был не один раз, возможно, девчонка уже несёт под сердцем его сына – наследника Утёса Кастерли, между прочим. Отец был в ярости. Ох, как жаль, что рядом не было ни Тириона, ни Серсеи, которые бы разделили его триумф!

Джейме нахмурился и посмотрел вперёд, где Аддам Марбранд мутузил турнирным мечом мальчишку-оруженосца Орсена Свана. Вообще-то, конечно, это должен был быть честный бой, и меч у соперника тоже имелся, но Орсен всегда был недотёпой. Серсея смеялась над ним с самого детства.

Он рассчитывал, что сестра разделит восторг от его столь хитрого плана, но ошибся. Попрощались они самыми настоящими врагами, она раскричалась, ударила его в грудь и яростно развернулась на каблуках. Что за вздор, сама же выскочила замуж за короля, только её и видели!

– И долго ты намерен там стоять? – крикнул Аддам, махнув рукой. Орсен припал на одно колено и, скривившись в гримасе боли, растирал ушибленное плечо.

– Ваше удивительное сражение меня заворожило, какое владение мечом, сир Аддам! Артур Дейн бы плакал от счастья.

Друг показал ему кулак, и Джейме, рассмеявшись, направился к нему.
Серсея

Серсея смотрела на Рейнис, в который раз пытаясь проникнуться к девочке теплыми чувствами. И в который раз не испытывала совершенно ничего. Она часто утешала себя, что чужих детей любить сложно, а вот своих она обязательно полюбит по-настоящему, искренне и безоглядно. Но всё же иногда боялась: вдруг дело в том, что её сердце такое же чёрное, как тот чай, плескавшийся в кружке? Королева поморщилась и хлебнула напиток мелким глотком, ощутив вяжущую горечь во рту.

Дочь Рейегара сидела за столом, подперев щёку пухлой ладошкой, и сосредоточенно выводила цветными мелками какие-то каракули, отдалённо напоминающие дракона. Девочка изящным для такого юного возраста жестом откинула тёмные волосы, лезущие в глаза, и поправила рукав тёмно-красного парчового платья, расшитого чёрным узором.

– Ох, милая, как здорово получается! – заворковала её воспитательница Колет. – Какой красивый рисунок!

Она вскользь глянула на чёрную кляксу с крыльями, наверное, Балериона в представлении принцессы, и вновь вернулась к вышиванию.

Рейнис повернулась к Серсее.

– А вам нравится?

Серсея притворно улыбнулась.

– Конечно. У тебя, определённо, настоящий талант.

Рейнис смерила её задумчивым взглядом – что бы понимала в свои четыре года! – и серьёзно кивнула, будто бы раскусив маленькую ложь мачехи. У девочки были глаза покойной Элии, дорнийские, почти чёрные. Словно живое напоминание, что именно принцесса Дорна была первой королевой, и именно из-за неё Серсеины мечты когда-то разлетелись на тысячу осколков.

– Вы бы могли мне помочь дорисовать, – мягко предложила Рейнис. – Я знаю, что вы тоже превосходно рисуете, миледи.

– Нет, милая, лучше заканчивай сама. – Серсея поставила чашку на столик. – Я боюсь всё испортить.

Не хватало ещё заниматься работой воспитательницы. Она и находится-то здесь только потому, что Рейегару будет приятно. Муж никогда не просил заменить дочке покойную жену, но она знала, что ему бы этого хотелось. И Серсея намеривалась постараться, даже несмотря на то, что её просьбы супруг порой отвергает. Отказался брать Джейме в Белые Гвардейцы! Немыслимо. Это до сих пор её злило. А уж сам Джейме… Но об этом лучше не думать.

Рейнис до того неуклюже раскрашивала Балериона, совсем как она сама в детстве, и Серсея всё же не выдержала.

– Да подожди, не размахивай ты так! – Она наклонилась над девочкой и взяла её руку в свою, помогла сделать несколько плавных движений. – Вот, видишь? Штрихи ровнее и мягче ложатся, если ты держишь мелок так.

– Спасибо. – Рейнис подняла на неё взгляд и радостно улыбнулась, а Ланнистер изобразила одну из самых добродушных своих улыбок в ответ.

После короткого стука в дверь в комнату вошёл мальчишка-посыльный. Он смущённо огляделся, прижимая к груди письмо.

– У меня послание для вас, ваша милость, – пробормотал он, отвесив нелепый поклон.

Серсея поднялась с кресла и, придерживая длинную юбку обеими руками, направилась к мальчику.

– Благодарю, ваша милость, – отчаянно краснея, ляпнул мальчик, вручая конверт ей в руки. Ойкнув, он тут же толкнул дверь и спиной вывалился из комнаты, чуть не запнувшись о порог. Ланнистер не смогла сдержать смешка. Это племянник кого-то из мелких лордов, насколько она помнила, кажется, Блэквудов. И он был влюблён по уши. Это одновременно раздражало и льстило.

На конверте строгим, острым и аккуратным почерком отца было выведено её имя. Нахмурившись, Серсея сорвала красную печать с изображением льва и развернула страницу. Написанное уложилось в голове не сразу, и вовсе казалось, будто в живот её ударили так, что становится трудно дышать. Пришлось перечитать три раза, строчки скакали перед глазами. Свадьба Джейме и Лианны Старк будет праздноваться в Кастерли Рок. Свадьба. Джейме. И. Лианны.

– С вами всё хорошо, ваша милость? – донёсся до неё обеспокоенный голос Колет. – Плохие новости?

– Я... – она подняла взгляд на воспитательницу, но комната начала расплываться перед глазами словно отражение в запотевшем зеркале. – Мои новости не ваше дело! Не смейте больше никогда и ни о чём спрашивать, никогда, пока я не захочу услышать ваши вопросы!

Она выскочила за дверь, как совсем не подобает королеве, и почти бегом бросилась в свою комнату. Добежав до поворота к лестнице, Серсея сумела остановиться и перейти на шаг – будет совсем некстати, если кто-то из слуг увидит её в таком виде. Ланнистер со злостью смахнула слезу со щеки. Она львица, сильная и храбрая, львицы не плачут! Нет, никто не увидит ни единой её слезинки.

Серсея скомкала в руке письмо и с трудом сдержалась, чтоб не запустить гадкой бумажкой в голову служанке, нёсшей в руках корзину с бельём. Вместо этого она угрюмо посмотрела на девчонку, заставив ту опустить голову и словно даже сжаться в размерах.

Лишь закрыв за собой дверь своей спальни, она, наконец-таки, дала волю слезам. Она швырнула отцовское письмо на пол и со всей силы пнула дверь пяткой, а потом ещё, и ещё.

Она никак не ожидала, что отец даст ход этому вздору. И совершенно искренне считала, что брат ничего не добьётся своим безрассудным поступком, да так ему и надо. На кого Джейме её променял! На эту неотёсанную северянку! Да как ему в голову только такое пришло!

Серсея прижала руки ко рту, пытаясь сдержать всхлипы, и направилась к кровати. Джейме должен был принадлежать только ей и никому больше, они вместе пришли в этот мир, так было бы правильно.

Она закричала и смахнула с прикроватной тумбочки шкатулку с драгоценностями, в разные стороны разлетелись изумрудные ожерелья, сапфировые кольца, золотые цепочки. Она не обратила на это ни малейшего внимания, раскачивалась на кровати, глотая слёзы. Она даже не сразу поняла, что в комнате больше не одна.

– Что случилось, миледи? – осторожно спросил Рейегар. Она повернула голову и увидела своего лорда-мужа, своего короля, стоявшего в нескольких шагах. Он изумлённо оглядывал небольшой погром, что она учудила в комнате. Наклонился и поднял письмо с пола, лишь мельком на него взглянул, изумлённо приподняв брови.

– Ничего. Ничего не случилось. – Серсея шмыгнула носом, и ей вдруг стало стыдно. Ведёт себя как безродная девка, а не как супруга Рейегара и королева.

Рейегар неопределённо качнул головой и присел рядом с ней на кровать. Он обнял её и прижал к себе, поцеловав в макушку. Серсея покрепче прижалась к нему и уткнулась носом в плечо. Вот он, единственный мужчина, который должен быть рядом с ней. Больше ей никого не нужно в целом мире, никогда, ни за что.

Рейегар отстранился от неё для того, чтобы осторожно, нежно провести ладонью по её щеке, заглянув в глаза. В чёрных зрачках принца Серсея видела своё распухшее от рыданий лицо и ненавидела себя за это.

– Ты всегда можешь мне всё рассказать. Все твои проблемы – отныне и мои тоже, между нами не должно быть секретов, любовь моя, – мягко сказал он.

– Я знаю. Но правда, всё хорошо, – она неуверенно улыбнулась. Рейегар, помедлив лишь мгновение, легонько коснулся губами её щёки, сцеловывая слёзы.

@темы: фанфики, любимые вселенные, Песнь льда и пламени, Vёjes