Perisher-gemini
Вся прелесть поступков "просто так" в том, что их не надо объяснять даже себе (с)
Эта история оказалась слишком длинной, чтобы вместиться в один пост. Ну, что ж, она наконец-таки дописана. Спасибо, Ziraelle! Миссия "загетить Дориана" выполнена :-D
Мои - те, что сонгфики с песнями.
Рейтинг: от PG-13 до R.
Гет, флафф, романтика, махровый ООС.

1. Про любовь
от автора: Автор просто не мог ничего не написать про Дориана - уж больно прекрасен, но достойного обоснуя для смены ориентации не придумал. Пришлось выкручиваться.

Оливия пронзительно закричала. То ли от боли в руке, из которой струилось темно-зеленое сияние, то ли от отчаянья, охватившего Инквизитора, когда она поняла, что ей не хватит сил, то ли просто для того, чтобы хоть как-то подбодрить себя. Разрыв в завесе, вытягивающий силы у врага, угасал, мерцая и вспыхивая, когда леди Тревелиан удавалось собраться и влить в него новую порцию магии.

Однако Корифей приближался, медленно, но неумолимо. Зеленые всполохи, казалось, сделались осязаемыми и теперь, отражаясь от монстра, толкали Инквизитора назад, к краю. Она сопротивлялась, но силы были на исходе, а кости в руке уже начинали трещать, не выдерживая магического напора.

Лив сжала зубы и вцепилась в посох так, что костяшки побелели - разжать пальцы она уже самостоятельно не сможет, - словно бы он мог помочь ей удержаться на месте. Полированное дерево оставляло в иссохшейся земле глубокую борозду. Она уже явственно видела свое поражение, но губы кривились в безумной гримасе веселья - если уж она и умрет, то сделает это достойно, подпортив Корифею его планы. Кажется, так её наставлял Каллен в тот день, когда пало Убежище, погребенное под обломками камня и снега.

Разрыв в Завесе - единственное, что сдерживало Корифея от того, чтобы не размазать Тревелиан по камням древних эльфийских руин, - полыхнул, готовый погаснуть. "Вот и всё", - пронеслось в голове у Инквизитора, как отчего-то вдруг занемевшей руке стало легче, и зеленое сияние, выровнявшись, вновь образовало расселину в пространстве, под действие которой, уже не рассчитывая на отпор, попал древний Магистр.

Медленно, словно во сне, Оливия перевела взгляд на свою руку и увидела, как запястье сжимают чьи-то пальцы, затянутые в белую перчатку - ошибки быть не может. Дориан, подоспевший в последнюю секунду, поддерживал её - и магической и силой и физически. Сжав запястье чародейки так, что на нем после, если выживут, останутся синяки, он удерживал её руку и отдавал ей свою магию. Оливия не представляла, как он делал это - тевинтерские штучки, не иначе, - но чувствовала, как энергия, проходя через её тело, изливается, укрепляя разрыв. Дориан всегда был лучшим магом, чем она, более опытным, но сейчас тевинтерцу оставалось лишь питать заклинание Инквизитора, удерживающей брешь до тех пор, пока Корифей не ослабеет настолько, чтобы его можно будет убить.

Она с трудом отвела взгляд от сосредоточенного и серьёзного, как никогда прежде, лица мага и попыталась сконцентрировать остатки внимания на битве. Угасающее сознание выхватывало обрывки происходящего, любезно донося до разума Тревелиан то крик умирающего солдата, то грохот разлетевшейся на куски от взрыва каменной колонны, до неё долетел обеспокоенный оклик Блэкволла, а сразу за ним боевой клич Серы, больше похожий на визг кошки, которой придавили хвост.

В глазах темнело, но Оливия запретила себе терять сознание даже тогда, когда явственно ощутила, что магии в её теле больше нет ни капельки, и чары держатся только за счет Дориана. Ей хватало сил лишь на то, чтобы стоять ровно, но она чувствовала, как начала дрожать рука тевинтерца - его энергия тоже отнюдь не безгранична. Но они должны были выстоять...

И сделали это. Полыхнув всеми оттенками зеленого, разрыв дрогнул, в мгновение ока разросся до небывалых размеров и так же быстро исчез, окатив, словно волной цунами, руины и всех, кто в них находился. Раздался оглушительный треск, казалось, что сама ткань мироздания поползла по швам, не выдержав напора, а воздух заискрился от высвободившейся энергии, и ночь стала светлее, чем день, на пару мгновений.

Когда действие чар закончилось, Оливия пошатнулась, лишившись опоры, и едва не рухнула без чувств на усыпанную пеплом землю. Её подхватил Дориан, который чувствовал себя явно чересчур бодро для мага, который только что вычерпал все свои чары досуха. Обхватив Инквизитора за талию, он мягко опустил её на землю и, усмехнувшись, констатировал:
- Мы победили!

Тревелиан, перед глазами которой все плыло, попыталась сосредоточиться на происходящем, поискать глазами тело Корифея или то, что от него осталось, но отчего-то непослушная голова желала слышать только мягкий заискивающий голос, а взгляд то и дело цеплялся за наконец растрепавшуюся модную прическу, лицо, покрытое копотью и капельками пота, и усы, по-прежнему бодро торчавшие в разные стороны - магия, не иначе. А то, что вокруг больше не было ни души, а звуки боя затихли, её слабо волновало, вызывая только слабую тревогу где-то на самых окраинах сознания.

- Корифей?.. - только и смогла спросить она.

- Издох. Ты его прищучила, красавица. - Дориан игриво подмигнул и цокнул языком: - Моя школа!

Оливия с облегчением вздохнула и прикрыла глаза, но тут же распахнула их, обеспокоенно посмотрела на мужчину, чьи руки до сих пор лежали у неё на талии.

- Нам нужно идти. Здесь всё ещё опасно.

Она попробовала приподняться, но Павус мягко остановил её и притворно возмутился:
- Да-да, я помню, что рабский труд ты не приемлешь, но позволь хотя бы сейчас людям, которые пошли за тобой добровольно, сделать дело за тебя. Солдаты справятся. Останься, отдохни, ты заслужила. - Голос тевинтерца звучал как-то непривычно.

Оливия послушалась, теперь, когда враг был повержен, а её обнимали заботливые сильные руки, ей совсем не хотелось вставать и куда-то идти. Да и, если уж совсем честно, сил спорить с ним не было - гиблое дело. И, смирившись, инквизитор снова посмотрела на Дориана.

- Но как это произошло? Что случилось? - Она не понимала и не смела поверить в случившееся.

Маг улыбнулся, пожав плечами.

- Понятия не имею. Ты что думаешь, если я из Империи, то все на свете про всякую мерзопакостную магию знаю? - Хохотнул он и добавил чуть серьёзнее: - Это всё ты, я уверен. Нам требовалось чудо, чтобы победить Корифея. И оно появилось. Ты - чудо.

В зеленых глазах имперца горел огонь, непонятный Инквизитору и оттого слегка пугающий. Он неотрывно глядел ей в глаза, и девушка поняла, что прежде они никогда ещё не были настолько близко друг к другу. Смутившись, она отвела взгляд.

- Я не...

- Даже не думай спорить! - Отрезал маг тоном, не терпящим возражений

Он убрал руку с её талии, и Оливия готова была поклясться, что сразу же стало холоднее и беспокойней, но тут теплые пальцы коснулись её подбородка, разворачивая лицо чародейки, и все мысли тут же вылетели из головы.

- Ты же понимаешь, скольких ты спасла? Какой подвиг совершила? - Мягко поинтересовался маг, приподняв бровь.

- Я... да... - Леди Тревелиан, глава Инквизиции, спасительница всего Тедаса, даже приложив усилие, не смогла связать и двух слов, теряясь и сбиваясь под взглядом дерзких, вечно веселых зеленых глаз.

- Вот и молодчина, - усмехнулся тевинтерец.

Легкий ночной ветерок наконец просочился в плотный, густой, пропитанный магией до предела воздух руин, и, словно бы специально, игриво отбросил недлинную каштановую кудряшку на лицо Оливии. Хмыкнув, Дориан осторожно откинул её пальцем, но руку не убрал, и более того - ласково погладил девушку по щеке. Все происходящее было настолько невероятным, что Оливия аж рот открыла, и маг, не удержавшись, фыркнул:
- Какой я загадочный, непредсказуемый весь.

Но вместо того, чтобы, например, щелкнуть её по носу и обратить всё в шутку, он сделал немыслимое - пройдясь пальцами по лицу чародейки, мягко запустил их в растрепанные волосы.

- Дориан? - Инквизитор с сомнением посмотрела на тевинтерца, потрясенная его поведением до глубины души. И счастливая, отчего-то глупое женское сердечко предательски рвалось из груди. На самых задворках сознания Тревелиан пронеслась уж вовсе неуместная мысль о том, что места и времени более неудачного, чем сейчас, он и придумать не мог. Но поле битвы вокруг вдруг сделалось чем-то неважным и далеким.

Больше она не смела и слова вымолвить, боясь разрушить момент, но сам Дориан вновь заговорил, и в словах его звучало удивление, словно бы он и сам не до конца понимал, что творит:
- Наверное, дело в том, что ты особенная, - задумчиво глядя Лив в глаза, пробормотал он. - Никогда не думал, что смогу испытать к женщине... такое.
Повисла неловкая пауза.

- Какое?.. - округлив и без того большие голубые глаза от волнения, прошептала Тревелиан, жадно вслушиваясь в каждое его слово. Где-то в глубине души она мечтала об этом едва ли не с момента их знакомства, но никогда и помыслить не смела о том, что такой момент наступит. Ведь он же...

Однако Дориан действительно был непредсказуем, эпатажен и горазд на сюрпризы и неожиданности (чаще неприятные). Но сейчас он, пожав плечами, хмыкнул и выдал, добив девушку:
- Я думаю, я люблю тебя, леди Инквизитор.

И решительно склонился к её губам. Оливия с замиранием сердца зажмурилась, ожидая поцелуя и...

... получила пощечину.
Инквизитор вздрогнула и распахнула глаза, потрясенно озираясь. Первым, что она увидела, было обеспокоенное лицо Блэкволла в нескольких дюймах от её собственного. Вторым - закрученные усы Дориана, лоснящиеся на солнце. Маг выглядел озадаченным и виноватым, но, кажется, вовсе не собирался её целовать. Пошевелившись, Тревелиан поняла, что лежит на мягкой траве, а оба мужчины стоят подле неё на коленях. И, отвечая на её незаданный вопрос, голова мгновенно отозвалась жгучей болью. Застонав, она коснулась лба и отдернула руку, ощутив под ней солидную шишку.

- Ты в порядке, миледи? - Страж придерживая её одной рукой, второй бережно сжимал её запястье, непроизвольно ласково поглаживая его своими жесткими пальцами. Оливия попыталась улыбнуться - вот он, тот, кто действительно любит её, кто считает особенной. Создатель милосердный, и привидится же такое!
Она замотала головой.

- Всё хорошо... кажется.

Она повернулась к Дориану, вопросительно глядя на мага. Тот невинно захлопал глазками:
- Что?

- Что произошло? - хмуро поинтересовалась Оливия, отчего-то не решаясь посмотреть ему в глаза, словно бы он мог, как Коул, знать её мысли. И снова обернулась к Блэкволлу.

- Ну... - Он замялся.

- ... короче, я случайно. Я не хотел, честно. - Павус подал голос, вынуждая обратить на себя внимание. Вот только Оливии показалось, что в словах его было больше сарказма, чем раскаяния.

- То есть? - Прищурилась чародейка.

- Этот остолоп так размахивал посохом, что заехал тебе в лоб со всей дури! - Блэкволл опалил тевинтерца негодующим взглядом.

- Заехал. - Зачем-то подтвердил тот, виновато пожав плечами, но тут же хихикнул: - Ну и крепкая же у тебя башка, дорогуша!

Оливия застонала, не то от нелепости ситуации, не то от разочарования, не то от стыда.

Блэкволл, придерживая девушку за талию, помог ей встать.

- Кстати, а где медведь? - Сколько бы сильно не пострадала голова Инквизитора от столкновения с навершием посоха Дориана, она все же вспомнила, зачем, собственно, магу вообще потребовалось доставать оружие в лесу.

Серый Страж нехотя кивнул в сторону. Оливия, приглядевшись, смогла разглядеть, как Сера, очевидно, не особо переживая за командира, высунув язык бодро потрошит тушу, превышавшую собственные габариты эльфки раза в четыре. Тревелиан фыркнула - лучница никогда свой шанс урвать хоть какую-то выгоду не упустит.

- Вот жеж нажья кочерыжка!

Видимо, что-то пошло не так. Блэкволл, возведя очи к небу, покосился в сторону неравной битвы девушки и мертвого медведя, а затем перевел взгляд на Инквизитора:
- С тобой точно все хорошо?

- Да. - Оливия кивнула, поднялась на цыпочки и чмокнула его в губы. - Помоги ей, иначе мы тут до вечера застрянем. Дориан тут бесполезен.

- Дориан. Не. Может. Быть. Бесполезен. - Обольстительно улыбаясь и выделяя каждое слово, маг не преминул вмешаться в беседу, услышав свое имя. - Дориан может красиво постоять в сторонке, поддержать светскую беседу или, в конце концов, запустить файер-болом в несчастную тушку, тем самым искоренив саму суть проблемы.

- Посверкунчик - не то слово, - выплюнул Страж, но более не удостоил мага ни словом и пошел к Сере. Никому не хотелось оставаться здесь до темноты.
Оливия, задумчиво улыбаясь, проводила его взглядом.

- А ты чего, уже цветные сны умудрилась посмотреть? - послышался над ухом насмешливый голос.

- С чего ты взял? - буркнула Лив, понимая, что сейчас покраснеет.

- Ты так улыбалась, когда мы тебя в чувства приводили... - многозначительно протянул Дориан. - Что, небось, с этим мужланом? Да на сеновале?..

Инквизитор крутанулась на пятках и едва не столкнулась носом с Павусом. Хотела что-то возразить, едко парировать очередную его шуточку, но взгляд упал сперва на хитрющие зеленые глаза, в которых, как ей казалось, горел вызов, затем на усы, на губы. В воображении снова всплыли древние руины, Корифей и странные слова, так явственно звучавшие в ушах до сих пор. Кто знает, как бы все сложилось, не вытащи они её из забытья именно в тот момент? Картинки, подкинутые тенью, частенько поражают своей непредсказуемостью.

- Эй? - Видимо, Оливия увлеклась своими мыслями и выглядела нелепо, застыв перед Дорианом с открытым ртом. Но, проследив за её взглядом, он удивленно вскинул брови, отступил на шаг и буркнул: - Ну что стоишь, размечталась?

И, не дожидаясь ответа, поспешно направился к остальным, опасливо оглядываясь на Лив и отчего-то не рискуя оставаться с ней наедине. Постояв немного в одиночестве, Инквизитор мотнула головой и усмехнулась - в ситуацию нелепей она ещё, пожалуй, не попадала.

2.Heartbreaker
You're the right kind of sinner to release my inner fantasies
The invincible winner, and you know that you were born to be
You're a heartbreaker, dreammaker,
Love-taker, don't you mess around with me
You're a heartbreaker, dreammaker,
Love-taker, don't you mess around, no no no!


Download Pat Benatar Heartbreaker for free from pleer.com

Оливия Тревелиан шла по залу Зимнего Дворца и старательно натягивала на губы вежливую улыбку. Мысли её начисто поглотили две вещи. Во-первых, она уже который раз кляла весь белый свет, разглядывая шикарные шёлковые платья дам, расшитые узорами и кружевами. Ну Лелиана, ну чего стоило разрешить напялить красивый наряд?..

А во-вторых, она невольно думала, насколько же разные мужчины её окружают. Все трое учинили настоящий фурор, Жозефина захлёбывалась от восторга, мол, Инквизиция производит невероятно благоприятное впечатление на знать. Каллен смущался и краснел от комплиментов всех дам, которые сыпались на него со всех сторон (сыпались как комплименты, так и дамы, именно так). И, похоже, даже не подозревал, что тем самым ещё больше подзуживает орлесианок. Блэкволл же стойко терпел все попытки барышень взять его невозмутимость штурмом, и ни один мускул не дрогнул на его лице. Он отвечал на их намёки односложно и строго, со сдержанностью настоящего дворянина. Оливия не могла не восхититься этим, и пообещала ему, что в Скайхолде сполна возблагодарит мужчину за все моральные травмы.

А Дориан... Дориана Павуса Оливия нашла в окружении стайки орлейских дам. Мужчина рассказывал им какую-то историю, женщины слушали, буквально затаив дыхание. Если бы не маски, скрывавшие их лица, миру явились бы и покрасневшие щёки, и глуповатые, заискивающие взгляды. Маг явно получал удовольствие от порции славы и просто купался в лучах обрушившегося на его голову обожания.

Оливия не смогла сдержать смешка. Ах, если бы все эти дамы знали, как напрасны их придыхания, медовые речи и заигрывания. Страшно представить, сколько тогда бы случилось истерик – Зимний Дворец наверняка смыло бы бурными потоками слёз.

– Ох, а это правда, мессир Павус, что в Тевинтере выходят на улицу и проводят ритуалы магии крови голышом? – Девушка в золотой маске и пышном тёмно-синем платье заламывала руки от нетерпения.

– Конечно, конечно, правда! – с энтузиазмом ответил Дориан, лукаво прищурившись и улыбаясь во весь рот. – А ещё хватают первую попавшуюся девицу, срывают с неё наряд...

Девушки ахнули и прижали ладошки в кружевных перчатках к маскам, кажется, бедняжки были близки к обмороку, но ждали продолжения страшной правды об Империи. Оливия, решив прервать этот сюр, кашлянула и постучала другу по плечу. Дориан обернулся и расплылся в улыбке куда более дружественной, чем удостаивал своих поклонниц.

– А вот и миледи Инквизитор! Чем обязаны вашему вниманию?

– Миледи, я вынуждена украсть вашего компаньона на некоторое время, – произнесла Лив, беря Дориана под локоть. – Уверяю вас, скоро он к вам вернётся.

Девушки синхронно испустили вздох разочарования, пронёсшийся по их плотному кружку как дуновение летнего ветерка.

– Простите, дорогие леди, но долг зовёт.

Одна из девушек выронила надушенный платочек, и Дориан, как истинный кавалер, знающий толк в хороших манерах, поднял его и подал даме. Оливия готова была поклясться, что у несчастной задрожали коленки, когда их пальцы соприкоснулись.

– Ты лишаешь меня главного развлечения, – весело заявил тевинтерец, когда они свернули к лестнице на первый этаж и скрылись от взглядов по уши влюблённых девиц. Альтус взял у пробегающего мимо слуги бокал и сделал мелкий глоток.

– И не стыдно тебе?

– Что? – В его зелёных глазах отражались огоньки свечей, превращаясь в пляску маленьких очаровательных демонят. – Ни капельки. Вообще-то, это Лелиана меня попросила. Эти курицы даже сами не замечают, как сбалтывают кучу полезной информации. Ну и, кроме этого, должен же хоть кто-то составить конкуренцию Каллену.

– По-моему, Кудряшку не конкуренцию составлять надо, а спасать, – засмеялась Оливия. – Когда я последний проходила мимо, его зажимала в угол какая-то престарелая мадам.

– О, так вот она какая – популярность, – цокнул языком Дориан. – Так, куда мы идём?

– У тебя было своё задание от Лелианы, а у меня своё. Нужно найти компромат на Гаспара. Жозефина уже раскручивает несколько нужных ниточек, Каллен с Блэкволлом тоже.

Они остановились напротив массивных двустворчатых дверей. Коридор, на счастье, оказался почти пуст, что избавляло от любопытных колких глаз и паутины сплетен.

– Это его покои?

Оливия лишь кивнула.

– Два охранника. И это всё, что может себе позволить Гаспар? Как скучно. – Дориан, оперевшись плечом на колону, фыркнул и неопределённо взмахнул бокалом.

– Даже если их двое, нам всё равно нужно их как-то обойти, – резонно отметила девушка. Она забрала у Дориана бокал и залпом покончила с остатками яблочного орлейского чего-то там со вкусом то ли отчаяния, то ли горечи.

– Эй! – Воскликнул маг с шутливым негодованием. – Там, межу прочим, как раз бежит слуга с подносом. В приличном обществе не принято выхватывать выпивку из рук у ничего не подозревающих людей, знаешь ли. Ты точно аристократка?

– К сожалению, да. – Оливия тяжко вздохнула и поставила ненавистную посудину на поднос пробегающего мимо эльфа. И поднос она тоже ненавидела. И весь этот светский раут.

– Что же, если нам нужен этот компромат, нам необходимо попасть в эту комнату. – Дориан хитро посмотрел на Вестницу. – О, кажется, я понимаю, почему ты потащила сюда меня, а не Каллена или Блэкволла.

Оливия вскинула брови и одарила тевинтерца недоумённым взглядом. Потому что она сама как раз этого решительно не понимала. Павус просто удачно рядом оказался, а Каллена и Блэкволла ещё отыскать следовало.

– Со мной всё получится эффектнее, естественно, – беззаботно пояснил Дориан. – Пойдёмте, миледи, совершим этот славный подвиг во славу Инквизиции! У меня уже щёки горят от нетерпения.

Павус выпрямился, одёрнул камзол, расправил плечи и решительно направился к дверям, которые охраняли два солдата. Леди Тревелиан не оставалась ничего лучше, чем последовать за ним. Дориан почтенно кивнул проходившей мимо парочке барышень, те захихикали и начали шушукаться, прикрывая рты веерами. Похоже, это всё его не на шутку забавляло.

– У тебя что же, уже и план созрел? – ехидно поинтересовалась девушка. – Милостивая Андрасте, Дориан, и как это ты до сих пор не входишь в мой совет?

– О, я задаюсь этим вопросом уже несколько месяцев. Но если ты вдруг осознаешь, что совету необходим красавец с непревзойдённым чувством стиля, великолепным юмором и невероятными магическими способностями – ты знаешь, где искать. – Альтус подмигнул Лив.

– Хорошо, непревзойдённый маг, а сейчас-то нам что делать?

Они остановились всего в десятке шагов от покоев Гаспара, тёмно-синяя дверь скрывалась за мощными спинами охранников. Мужчины, хмурясь из-под шлемов, недобро поглядывали в сторону главы Инквизиции и её спутника.

– Конкретно тебе: красиво упасть в обморок.

– Что, прости? – Лив округлила глаза, но ответом её Павус не удостоил. Он ловко подставил Тревелиан подножку, и девушка, охнув, полетела вниз. Благо, маг знал, что делает, потому успел её поймать.

– Дыхание Создателя, Оливия, я же говорил тебе, что четвёртый бокал уже был лишним! – с чувством, сокрушённо и очень громко вопрошал альтус. Вестница, успев метнуть в чародея гневный взгляд, закрыла глаза. Впрочем, она успела увидеть достаточно: в коридоре было всего три человека, но вот одна дама в зелёном платье в шахматную клетку уже явно собралась куда-то бежать и нести компаньонкам новую скандальную новость под названием "леди Инквизитор упилась и валяется на руках красавца-тевинтерца!".

"Ох, Жозефина нас прибьёт", – с мрачным весельем подумала Лив.

– С миледи всё в порядке? – Белокурый эльф, держащий в руках поднос с закусками, участливо склонился над парочкой.

– О, я думаю, с ней всё будет в порядке. В итоге. У миледи вообще-то ещё аллергия на ветчину со вкусом скорби. Это канапе не с ней, случаем?

– Вообще-то нет, милорд, – настороженно ответил слуга. Дориан, расплывшись в улыбке, взял одну штучку и с наслаждением отправил в рот.

– Кстати, они восхитительны, – сказал чародей, умудряясь при этом ещё и жевать. Под недоумённым взглядом слуги, мужчина поднял Оливию на руки и направился к дверям.

– Мою подругу немного... Укачало. Ну, вы же, наверное, знаете, как это бывает с женщинами. Особенно с такими самоуверенными! – Удручённо заговорил Дориан.

Один из охранников, тот, что помладше, осторожно, но понимающе кивнул.

– И, как мне видится, нам всё-таки нужна какая-то комната, пока леди Тревелиан не перестанет... Штормить.

Охранники переглянулись. Охранники размышляли. Они явно оценивали шансы, благодаря кому их головы могут оказаться на пиках стремительнее: Гаспару, если он узнает, что кто-то был в его кабинете, или главе Инквизиции, если она узнает, что они ничего не сделали для её спасения. Просто шах и мат, безвыходная ситуация.

– Вообще-то, милорд Гаспар... – неуверенно заговорил старший.

– Благоволит леди Тревелиан со страшной силой! – Воодушевлённо прервал его Дориан. – Он нисколько не оскорбится, если эта чудесная женщина переждёт свой позор в его покоях.

Тот, что постарше, кивнул и отступил в сторону.

– Пожалуй, что так. Насколько я помню, вы – маг, милорд. Так придумайте что-нибудь, что приведёт госпожу Инквизитора в чувство.

– Ваша память воистину удивительна! Вы предлагаете быстренько намагичать трезвость? – Не удержался от колкости Павус, переступая порог. – Мне приходилось делать вещи и посложнее.

Альтус, ничуть не заботясь о Лив, разжал руки, и девушка как мешок с овощами плюхнулась на диван. Двери за ними закрылись.

– Мог бы и поосторожнее, – проворчала Тревелиан, усаживаясь и потирая ушибленное место между лопатками. Прямо на толстенную книгу приземлилась!

– Что бы ты там о себе ни думала, ты вовсе не пушинка, моя милая. – Дориан ухмыльнулся. – Итак, начать, я полагаю, нужно с его стола?

– Полагаю, что так. – Оливия кивнула и потрясла книгой, об которую, похоже, набила синяк. Но из злополучного предмета не вывалилось даже маленькой компрометирующей записульки, увы и ах.

Дориан аккуратно перебирал бумаги на столе Гаспара, Оливия же занялась тумбочками и шкафом. Она двигала декоративные фигурки, книги и шкатулки, рылась в ящиках, но не находила ровным счётом ничего интересного.

– Если не считать переписку весьма... Фривольного содержания, он чист. – Дориан перебирал смятые листки. – Какая пошлость, она ему ещё и картинки на полях рисует!

– Нет, не может быть такого, – Оливия приблизилась к столу, сама держа в руках какую-то каменную коробочку на замке.

– Не может, что он обменивается письмами с какой-то похабной художницей?

– Да нет. Что он ничего тут не оставил. Должен же быть хоть какой-нибудь намёк, – леди Тревелиан встала так близко к Дориану, что их плечи почти соприкасались. – А в ящиках смотрел?

Дориан лишь возвёл глаза к потолку.

– Представь себе, догадался. – Он бросил пачку писем, перевязанную тонким шнурком, на место.

За дверью послышались громкие голоса и гулкие шаги.

– Милорд, мы никак не ждали вас именно сейчас...

– А что мешает мне зайти в свой же кабинет, когда я того захочу? – весело спросил мужчина, и не оставалось никаких сомнений, что голос принадлежал Гаспару де Шалону.

– Похоже, нашей операции пришёл бесславный конец, – прокомментировал Павус. – На этот раз, выкручиваться тебе.

– Не совсем.

Оливия уселась на стол лицом к магу, попутно расстёгивая несколько пуговиц на своём одеянии. В памяти всплыло то ужасающее своей реальностью видение, когда она валялась в отключке благодаря столкновению с навершием посоха Дориана. Ну, что ж, всё случится совсем не так, как там, но да ладно.

– Поцелуй меня!

– Чего?!

Лицо Дориана Павуса за несколько коротких мгновений отразило целый спектр самых разнообразных эмоций, но Оливия, не обращая на это никакого внимания, притянула тевинтерца к себе, взявшись за лацканы камзола. Тревелиан прижалась к его губам. Она не ожидала этого, но, очевидно, чересчур опешив и перепугавшись, на поцелуй мужчина ответил.

Дориан по инерции подался чуть вперёд, и Оливия, ища опору рукой, сбила что-то со стола, это что-то явно звонко разбилось о пол. В этот момент отворилась дверь.

"Теперь нас выгонят с бала", – обречённо подумал Дориан.

"И Жозефина нас на фантики порвёт", – второй раз подумала Оливия.

"А Блэкволл ну по первое число всыпет...", – подумали оба.

– Миледи Инквизитор... – после секундной заминки произнёс Гаспар.

Она толкнула Павуса в грудь и обернулась.

– Ох, милорд Гаспар, прошу прощения за то, что вторглись в ваши покои. – Она глупо хихикнула, старательно изображая легкомысленную дурочку.

– Леди Тревелиан всё ещё штормит, – пояснил Дориан, делая вид, что застёгивает брюки. – Но, пожалуй, ей стало лучше.

Он подал Вестнице руку. Девушка, держась за его ладонь, гордо подняв голову, зашагала на выход. Чуть шатаясь. Всё-таки она была всё ещё очень, очень пьяна, нужно не забывать об этом.

– Да что вы, леди Тревелиан, вы можете пользоваться любой комнатой в этом замке, – в спину им сказал Гаспар, но Оливия не обернулась.

Так, под руку, Дориан и Оливия и зашагали к бальной зале. Как рассказать Лелиане, что их маленькая операция провалилась с шумом, треском и фанфарами, Тревелиан не имела ни малейшего понятия. Оставалось только надеяться, что другим повезло больше.

– Я сама расскажу Жозефине и Лелиане, – решительно произнесла девушка.

– Уже придумываешь оправдательную речь? – Дориан хмыкнул. – Вообще-то, пока ты там от небывалого удовольствия обо всём на свете забыла, – он извлёк из своего кармана небольшой рваный лист, – я времени даром не терял. Гаспар, может, и предусмотрительный, а вот сестрица его, похоже, умом не особо-то и блещет.

Он потряс бумажкой в воздухе.

– Иначе она бы не писала о наёмниках венатори, верно?

– Откуда это у тебя?

– Твоя неуклюжесть нам тоже помогла. Это выпало из шкатулки, которую ты смахнула со стола.

– Что ж, кажется, от гнева Лелианы мы спасены. – Оливия облегчённо выдохнула.

– Но остаётся ещё миледи посол. – Дориан вдруг посерьёзнел. Он остановился и повернулся к девушке, заботливо поправил ремень на её камзоле и убрал за уши взъерошенные волосы. – И бери-ка ты в следующий раз с собой Блэкволла. Ты, конечно, восхитительная женщина, но я...

– Предпочитаю общество мужчин, – закончила за него Оливия. В памяти опять всплыло видение, подкинутое тенью, но она отогнала его подольше. – Какой шлейф разбитых сердец тянется за тобой, Дориан!

Маг лишь пожал плечами, Оливии даже почудилось, что она видит на его лице смущение. Но скорее уж это была игра света.

– И да, ещё один плюс в пользу того, что тебе надо всегда тащить за собой Блэкволла: твои выходки вполне способны разнообразить вашу жизнь!

– Ага. А то мы ведь так скучно живём! – В тон ему ответила Оливия. Она в нерешительности остановилась около массивных створок дверей, ведущих в зал.

– Ну, может быть, она ещё ни о чём не знает... – начал было Дориан, но тут двери перед ними гостеприимно распахнулись и ещё никогда лёгкое поскрипывание петель не приобретало настолько зловещее звучание.

В первую же очередь они увидели Жозефину, упиравшую руки в боки и неумолимо надвигающуюся к ним с мрачностью грозовой тучи. Дориан и Оливия обречённо переглянулись. Похоже, что испытать терпение леди Монтилье им придётся вместе.

3.Про дружескую поддержку
От автора: Иногда дружеская поддержка может оказаться весьма неожиданной, но полезной. Чудаковатая идея, навеянная Новым Годом.

По спине пробежали зябкие мурашки, и Лив похолодела. В глазах Блэкволла, или Тома - она ещё не решила, как его теперь называть, - было что-то, не предвещавшее леди Инквизитору ничего хорошего. Мужчина мялся в дверях таверны, а она едва ли не физически ощущала любопытные взгляды тех, кто сновал по залу, помогая подготовить праздник, какого не видали прежде стены Скайхолда.

Том молчал, опустив глаза, а над их головами, словно бы в насмешку, висел крохотный букетик слёз Митал - абсолютно бесполезных, но крайне редких и на диво красивых цветов. Которые сегодня, в день первого зимнего новолуния, с которого издревле велся отсчет нового года, принято было вешать в доме - ну, или таверне, за неимением лучшего.

По древнему эльфийскому преданью тому, кому повезет поцеловать возлюбленного рядом с этим сушеным сгустком благословения, суждено обрести счастье в любви навеки. По крайней мере, так говорил Варрик. А Солас, снисходительно закатывая глаза, подтверждал это, когда они дружной кучкой безумцев - болтливый гном, уверенный в своей неотразимости, лысый эльф, предпочитающий жить во снах, полумальчик-полудемон и озлобленная на весь мир чародейка, вынужденная вести войну во имя Андрасте и её почитателей - лезли в гору, переругиваясь и пытаясь убедить скорее себя, чем всех остальных в том, что диковинные цветочки того стоят. Лишь чудом никто не сорвался и не свернул шею, но, кажется, старания прошли даром.

Оливия невольно покосилась на букет и, устыдившись своей глупости, перевела взгляд на Блэкволла.

- Но ты же присоединишься ко мне за столом? - Она постаралась, чтобы её голос звучал как можно беззаботней.

- Нет, миледи, думаю, это плохая идея. Мое место среди солдат - не здесь. - Он наконец решился поднять на неё глаза. В них стояла неподдельная мука, и леди Тревелиан ощутила стыд, который, однако, не мог заставить её позабыть жгучую обиду, который день терзавшую изнутри.

- Уверен? Я бы хотела провести этот вечер с тобой... - Она пыталась простить, пыталась исправить свою ошибку, но, кажется, было поздно.

- Да. Полагаю, нам вовсе не стоит проводить вместе вечера. - Голос не-Стража звучал глухо, слова тяжело давались ему, но сомнения в них не было. - Вы сами решили мою судьбу - после всего этого я отправляюсь к Стражам, потому лучше закончить все сейчас, пока ещё не слишком поздно. Миледи. - Он, поклонившись и более не удостоив её взглядом, развернулся и вышел, оставляя Оливию в полном смятении.

"А не слишком ли?" - горько усмехнулась она. В глазах противно защипало - от дыма свечей и жаровен, не иначе, которые полыхали по всей таверне, разукрашивая деревянные стены сотнями причудливых бликов и теней. Она резко крутанулась на пятках, со злостью вытирая глаза тыльной стороной ладони, и едва не столкнулась нос к носу с Дорианом.

- О, Создатель! - Оливия едва не подскочила. За спиной хлопнула дверь, словно бы ставя жирную точку в вопросе женского счастья леди Инквизитора.

- Увы, дорогая, это всего лишь я. Хотя, кто знает, кто знает...

Судя по легкомысленной ухмылке, растянувшей губы альтуса, он ничего не слышал. Он по-братски хлопнул Лив по плечу и целеустремленно направился на улицу, насвистывая разухабистую песенку, которую так любила играть местный бард. Кажется, что-то о девушке, полюбившей не того парня. Закончилось все печально, но пара пикантных подробностей, воспетая в куплетах, полностью сводила на нет мрачноватый финал.

Оливия как можно бодрее двинулась к остальным. Драма - драмой, а праздник должен состояться, как ни крути. После ухода Блэкволла подготовка возобновилась с новой силой, словно бы ничего и не произошло, только вот все старательно избегали смотреть на леди Тревелиан, беззаботно улыбаясь или невинно перебрасываясь пустыми шуточками.

Только Жози, которая даже со стопкой деревянных мисок в руках смотрелась уверено и элегантно, хоть и чуточку непривычно, участливо поинтересовалась у подруги, когда та подошла к ней, помогая расставить приборы на стол.

- Кажется, все прошло плохо, да?

Оливия мрачно кивнула.

- Наверное, праздник - это последнее, что тебе нужно сейчас... - удрученно вздохнула посол, по инициативе которой и была закачена эта грандиозная пирушка, призванная восславить славные победы Инквизиции и, в особенности, её лидера, а заодно и начало нового года, который по заверениям всех новых "пророков" должен был стать куда лучше прошлого. Леди Тревелиан отчаянно хотелось верить в это.

- О, нет, Жози. - Лив вымученно, но искренне улыбнулась. - Вино и танцы - это как раз то, что мне нужно.

Жозефина просияла:
- Значит, нужно больше вина! - И она устремилась куда-то, бесцеремонно вручив оставшиеся тарелки Оливии, которая не удержалась от смеха, отчего пирамида в её руках опасно закачалась. В отличие от антиванки Инквизитор не обладала чудесной способностью делать любое дело наилучшим образом.

- Синеглазка, смотрю, тебе просто необходима помощь гнома!

Подоспевший, откуда ни возьмись, Варрик ловко отнял у неё посуду.

- Конечно! Куда же я без моего любимого гнома, - фыркнула Лив, продолжая дело, начатое леди Монтилье.

- Я так и знал, что тебе без меня не справиться. - Осклабился Тетрас, ловко лавируя между рядами стульев, расставленных так тесно, что его массивные плечи порой застревали, и приходилось входить в виражи едва ли не винтом. - Говорил же Рюшечке, что такую пьянку надо в главном зале устраивать.

- Не ворчи. Думаю, Жози права - этот праздник для наших людей. Они заслужили. А где ты видел народные гулянья, проходящие в парадных залах замка?

Варрик хмыкнул.

- Так и признайся, что боишься, что кто-нибудь, - он покосился на Серу, бодро таскавшую бутылки с вином на улицу, где была расставлена большая часть столов, - нацарапает на твоем стуле - прошу прощения, троне! - что-нибудь непристойное.

Оливия покорно опустила голову - мол, так и есть, виновата, - на самом деле вспоминая, как некоторое время назад с этим самым "кем-нибудь" подпиливала ножки стола Каллена, строила пакости Жози и правила некоторые "не слишком важные детали" в рукописи новой части "Мечей и Щитов", готовой отправиться на печать в Вал Руайо.

Мимо с паническим видом и воплем "Кто-нибудь видел канапе из жареных нажьих ушек?!" пролетела Жозефина.

Варрик хихикнул, спародировав выражение лица посла. Лив осудительно приподняла бровь, мысленно пообещав себе ни в коем случае не пробовать деликатес, но сдержать улыбку не смогла. Дверь с шумом распахнулась, впуская с улицы вместе с небольшой метелью Железного Быка и Кассандру. Кунари тащил огромную даже для него охапку хвойных веточек, а женщина что-то увлеченно ему рассказывала, совершенно позабыв, что должна вечно хмуриться, дабы не разрушать образ.

- А Искательница-то расцвела, - ухмыльнулся гном.

- Да уж, не узнать, - согласно кивнула Оливия, устанавливая на стол последнюю тарелку. - Кстати, а ты не видел Лелиану, уже почти все готово, и пора?..

Но прежде, чем Инквизитор успела закончить вопрос, с улицы донесся шум, а в таверну влетел всклокоченный Крэм. Мгновенно отыскав среди пестрой толпы Инквизитора, он с легкой паникой в голосе позвал:
- Миледи, вам срочно нужно во двор!

- В чем дело?

- Вам лучше лично это увидеть. - Тэвинтерец уклончиво мотнул головой.

Переглянувшись с Варриком, леди Тревелиан поспешила следом за наемником. На улице уже давно стемнело, но огни жаровен, выставленных вдоль столов, освещали верхний дворик, выхватывая из полумрака людей, столпившихся у самой лестницы, ведущей в замок.

Оливия рванулась вперед, расталкивая людей и предчувствуя неладное. Её опасения подтвердились, когда она встретилась взглядом с Калленом, стоявшим в самом эпицентре событий. Командор виновато опустил глаза и отступил на шаг назад, предоставляя леди Тревелиан полный обзор на дичайшую картину.

Рядом со ступенями стоял Блэкволл, опустив голову и сжимая кулаки, а прямо у ног бывшего храмовника сидел Дориан, зажимая пальцами нос, из которого сочилась кровь, обильно капавшая на элегантное белое одеяние альтуса и на белый же снег, на котором он не слишком изящно восседал.
Вскрикнув, Лив кинулась к магу, уже примерно догадываясь о том, что произошло. И только подлетев к нему и рухнув на колени, она успела заметить взгляд Тома, у которого, кстати, под глазом расплывался бордовый фингал.

- О, Андрасте! Какого демона тут творится?!

Вне себя от ярости Инквизитор переводила взгляд с воина на мага и обратно.

- Всё в порядке, миледи, просто мужские дела, - глухо отозвался Блэкволл.

- Мужские дела?! - Лив взмахнула рукой так, что едва не засветила кулаком по многострадальному носу Дориана. - Надеюсь, это не то, о чем я думаю!

Повисла пауза. Окружающие начали смущенно отворачиваться. Те, кто посмелее, шушукались - ни для кого не было тайной, что у леди Инквизитора роман с Серым Стражем, оказавшемся на деле беглым преступником, о чем, разумеется, так же знал весь замок. Да и случай на балу в Халамширале, вызвавший настоящую серию скандалов в высшем орлесианском обществе, ни для кого не был секретом. Она испытующе уставилась на Блэкволла, но он промолчал. Варрик, стоявший у неё за спиной, многозначительно кашлянул, однако Павус легкомысленно фыркнул, только подтверждая её опасения:
- Засдупиться за чесдь леди? В моем духе, ды права. - Он гордо ударил себя в грудь свободной рукой, но с зажатым носом и окровавленным лицом жест не произвел должного эффекта. - Однако, увы, не в эдод раз. Всего лишь дебольшие раздогласия по поводу того, что считать дурдыми мадерами, а что - хорошим тодом. - Альтус невинно пожал плечами, однако, от внимания Лив не укрылось, как он бросил короткий сердитый взгляд на Тома.

Обреченно застонав, понимая, что таким образом ничего от них не добьется, она выругалась себе под нос:
- Шуты. - И добавила громче: - Приведите себя в порядок, а то срама не оберемся, грозные борцы со злом. Идём.

Женщина поднялась и направилась было обратно в таверну, но неуверенный голос командора остановил её.

- Прошу прощения, миледи Инквизитор, но Блэк... Том нужен мне в караульном помещении, он обещал помочь с... кое с чем.

Испепелив взглядом Каллена, - она никогда не наблюдала никакой симпатии между мужчинами, но сейчас он явно покрывал эту бородатую бестолочь - Оливия кивнула и, уже не оборачиваясь, пошла назад. Ей хотелось бы верить, что ссора произошла не из-за неё, но леди Инквизитор слишком хорошо знала обоих. Дориан не мог не выразить свое негодование по поводу того, как обманщик поступил с ней, причем не мог не сделать это дерзко, насмешливо и в лоб, а Блэкволл не мог не отреагировать на обиду. Лив вздохнула, вновь оказываясь под крышей таверны.

Суета, только увеличившаяся тогда, когда суетиться, казалось бы, уже было незачем, теперь немыслимо раздражала. Хотелось встать, закричать, чтобы все ушли, а самой взять из подвала бутылку побольше да... вместо этого леди Тревелиан окликнула Флиссу, и девушка, испуганно вскрикнув при виде окровавленной физиономии тэвинтерца, вошедшего следом, кинулась куда-то и вернулась через минуту с полной миской снега и льняной тканью в руках.

- Спасибо. - Лив благодарно кивнула, усаживаясь верхом на одну из скамей. - Садись, - велела она Дориану, хлопнув по месту рядом с собой. В таверну уже начали стягиваться люди, а снаружи стали доноситься голоса и смех. Кажется, люди уже начали отмечать, не дожидаясь, пока подготовят "официальную" часть.

Завернув часть снега в ткань, Оливия, стараясь смотреть на альтуса как можно суровее, приложила её к его носу.

- Ты живой? Дальше справишься? - хмуро поинтересовалась она, краем глаза наблюдая, как Кассандра, взгромоздившись на плечи Быку, развешивает по стенам, лестнице и потолку еловые ветки, украшенные разноцветными лентами и бусинами.

- О, нет, продолжай, дорогая. Обожаю, когда ты так заботишься обо мне. Это так мило, серьёзно, - усмехнулся Павус.
Лив фыркнула.

- А теперь признавайся, что вы там учудили.

- Я же уже сказал...

- А я уже не поверила. Считай, можно начинать по новой.

- Миледи, я крайне оскорблен и расстроен вашим недоверием... - начал было возмущаться Дориан, поднимая руку Лив с примочкой чуть повыше к переносице.

Но женщина перебила его, медовым голоском предупредив:
- Милорд, ваш драгоценнейший нос в моих руках. Буквально. Прошу учесть это прежде, чем отвечать.

На этот раз убеждение сработало, и Дориан, испуганно вытаращив глаза, затем возвел их к потолку, неохотно пожимая плечами:
- Ладно. Возможно, отчасти наша ссора имела отношение к тебе.

- Отчасти?

- Именно, а теперь прошу простить. - Он, убедительно изображая оскорбленную добродетель, попытался отнять компресс, из которого уже начала бежать талая вода.

- Да ладно уж. - Лив ловко увернулась и начала готовить новую порцию снега. - Какой петух тебя вообще клюнул к нему полезть?

- Большой, синеглазый и очаровательно хмурящийся, когда злится. - Засмеялся Дориан, многозначительно посмотрев на Оливию.

Она хотела было возмутиться, но не смогла - сама усмехнулась, злиться на него невозможно.

Спорить дальше было бесполезно потому, тему, не сговариваясь, решили замять. По крайней мере пока. К тому же, зал быстро заполнялся людьми, и когда Лив закончила исцеление мага, в таверне было уже некуда ступить. Пение барда заглушали смех и грохот кружек, стаканов и кубков, пенившихся элем, искрившихся кислым яблочным или сладким вишневым вином. Кое-кто (гигантский, рогатый и одноглазый), предпочитая кое-что покрепче этого "дамского пойла", уже допивал бутыль крепкого, как стены Орзамара, гномьего самогона. И, судя по опасному блеску в единственном глазу, был готов уже если уж не задушить дракона голыми руками, то уж хотя бы сломать нос Корифею.

Благо, Кассандре удавалось сдерживать эти разрушительные порывы. Искательница, изрядно напробовавшись того же напитка вперемежку с добрым амарантайнским элем, восседала на коленях у Быка, громко вознося нравоучительные проповеди, главной идеей которых было - не злоупотреблять спиртным.

Слева от Лив на скамью плюхнулась Жози, с облегчением переводя дыхание.

- Смотрю, миледи Монтилье, ваши старания не остались незамеченными. - Ухмыльнулся Дориан.

- О, да. - Жозефина гордо оглядела плоды своих трудов. - Надеюсь, вы правы.

- Конечно же он прав, - присоединилась Лив. - Посмотри, если уж на них сработало, то простые люди точно счастливы, как на пире у Создателя!

Она кивнула в угол. Там за маленьким столиком гордо восседали Солас и Вивьен. Эльф с нескрываемым интересом наблюдал за снующими по залу людьми. То ли он впервые видел такую гулянку, что маловероятно, то ли желал присоединиться, но не решался. Лив справедливо полагала, что второе вероятнее, но немного вина вполне может исправить положение.

По-настоящему же поражала мадам де Фер, которая, вежливо улыбаясь по сторонам, попивала что-то из кубка. И пусть она брезгливо держала его двумя пальцами и обернув носовым платком, но то, что чародейка вообще снизошла до их скромного празднества, уже было великой честью и прогрессом.

Жози восторженно ахнула.

- Да-да, ты молодчина. - Улыбнулась Оливия.

Не говоря ни слова, Жозефина, расчувствовавшись, вдруг стиснула подругу в объятиях и, окрыленная успехом, упорхнула, счастливо смеясь и отвешивая вежливости и приятности всем на своем пути.

Лив обернулась обратно к Дориану, который как-то странно улыбался.

- Что? - она, насторожившись, убрала волосы за ухо.

- Ты же понимаешь, что твоей заслуги здесь не меньше?

Лив нахмурилась. Неприятное чувство того, что когда-то она уже это слышала, зашевелилось внутри, острыми коготочками царапаясь где-то в области лопаток. Она отвернулась, наливая себе вина и, задумчиво глотнув, наконец осторожно ответила:
- Нет. Думаю, поменьше.

- Надеешься, я стану тебя переубеждать? - Павус хмыкнул. - Они живы благодаря тебе, но это же - пф-ф-ф, какие глупости. Этот праздник куда важнее, согласен. - Он подставил ей свой стакан. Оливия послушно чокнулась и не стала спорить. За столом они остались вдвоем.

- Смотри! - Вдруг воскликнул Дориан, потянув Лив за рукав.

Обернувшись, она засмеялась. Там, за центральным столом, с громким улюлюканьем Сера и Варрик, поддерживаемые солидной толпой, пытались споить Коула. Паренек - теперь уже Лив была абсолютно уверена, что паренек, а не демон - послушно пил что-то прямо из кувшина, забавно икал, но никаких признаком опьянения не проявлял, что приводило зрителей в неописуемый восторг.

- Наверное, нужно спасать его. - Инквизитор хотела встать, но альтус поймал её за локоть.

- Оставь, пускай веселятся, вреда ему не будет - одна лишь польза.

- Возможно. Проверить все равно стоит, - Оливия ловко высвободила руку и деловито направилась к центру зала. Проходя мимо стола, за которым что-то оживленно обсуждали Каллен, Жозефина и Лелиана, леди Инквизитор отсалютовала им почти пустым стаканом. Посол, захихикав, ответила, командор замахал Оливии, приглашая сесть к ним, и лишь глава шпионов сдержанно кивнула. Оливия виновато пожала плечами - мол, не сейчас, - и пошла дальше, размышляя, что за добрых полтора часа праздника в трезвых остались только она, Дориан да Лелиана. И нужно срочно это исправить.

Поднырнув под массивной рукой кузнеца, размахивающего кружкой в знак поддержки, Лив протиснулась между Варриком и Коулом.

- Эй, ваше Инквизиторство, мы тут эксперимент ставим! - Гном издал разочарованный вздох.

- Ты погоди, сейчас ещё над тобой поставим этот самый экскримент, а то как ты к Херуфею-то пойдешь, без него-то? - заржала Сера, протягивая новый кувшин чародейке.

- Друзья, - чинно начала Оливия, закидывая руку на плечи Коула, тот и не подумал сопротивляться. - Если обидите парня, я над вами сама такие эксперименты поставлю, месяц потом сидеть не сможете! - промурлыкала она, предоставляя каждому понять угрозу в меру своей испорченности.

- Ну что ты, Синеглазка, если кто тронет Малыша, я сам ему шею сверну, вот этими ручищами! - Клятвенно пообещал Тетрас и для большей убедительности потряс в воздухе увесистым кулаком.

- Смотри у меня! Он на твоей совести. - Лив сурово погрозила друзьям пальцем и, весело потрепав по лохматой блондинистой шевелюре парнишку, которому, кажется, начало нравиться всеобщее внимание, пошла прочь.

Заиграла новая песня, толпа начала расступаться, пропуская на свободное пространство тех, кто уже дошел до той кондиции, что готов был танцевать. К удивлению Инквизитора таких оказалось много, и среди них она разглядела даже Каллена с Жозефиной, а затем и услышала нетерпящее возражений "Ну... пожа-а-а-а-алуйста" Быка, пытавшегося втянуть в танец Кассандру. Искательница сопротивлялась, но так вяло, что Лив не сомневалась - она вот-вот бросится в пляс.

Прислонившись спиной к деревянной колонне, леди Тревелиан задумчиво следила за танцующими. Такие счастливые, такие беспечные, такие... готовые хоть завтра отдать за неё свою жизнь в бою. Она отвернулась к двери, с улицы доносились голоса и своя, куда более немелодичная, но бодрая музыка. Люди там тоже плясали, пили и веселились, то и дело шныряя в таверну и обратно.

Один раз ей даже показалось, что посреди этого шума она услышала смех Блэкволла. Лив печально вздохнула. Но, честно говоря, она надеялась, что не ослышалась. Даже несмотря на некоторую хандру, которая мешала веселиться, ей было немного стыдно от того, что она не чувствовала той тоски, которую было положено испытывать в подобной ситуации.

- Эй? - Кто-то решительно потряс её за плечо.

- А? - Оливия рассеяно обернулась, без удивления обнаруживая перед собой Дориана.

Тот, галантно поклонившись, протянул ей руку и хитро улыбнулся:
- Ну, коли я уж чуть-чуть подпортил тебе праздник, позволь хоть отчасти загладить вину, избавив от неловкого созерцания танцев в одиночестве.

Неуверенно покосившись по сторонам, Лив все же кивнула, позволяя увлечь себя в толпу танцующих. Громогласно предлагая всем уступить дорогу Героине всея Ферелдена, спасительнице Орлея и его императрицы в частности, покорительнице мужских сердец и просто замечательной женщине, Вестнице самой Андрасте, Дориан провел её в самый центр. Но стоило им только влиться в шумный поток танцующих, весело подпрыгивая и взявшись под руки, как бард ко всеобщему недовольству закончила веселенькую песню и затянула томную балладу.

- Ну вот, - огорченно проворчала Оливия и хотела было пройти к столу, где в одиночестве восседала Лелиана, но Дориан поймал её за руку.

- Уж если вышли, так давай танцевать. Не позволим этой пташке расстроить наши планы!

Лив невольно усмехнулась, кладя руку ему на плечо. Народ начал расходиться, возвращаясь к более веселым занятиям, нежели неспешные топтания по залу. Остались, конечно, смельчаки, кроме них, но их было не много. Лив без удивления поглядела на Железного Быка, галантно обнимавшего за талию Кассандру и неуклюже переступавшего с ноги на ногу на одном месте. И едва удержалась от восторженного вздоха при виде Каллена, к груди которого, блаженно улыбаясь, прижималась Жози.

Усмехнувшись, она обернулась к Дориану, закидывая ему вторую руку на плечо.

- Кажется, праздник удался.

- Думаю, ещё слишком рано судить. - Рассмеялся он, косясь в сторону знакомых парочек. - Но, в целом, ты определенно права.

- Ещё бы. - Лив улыбнулась Кассандре, невинно, истинно по-женски, похлопавшей осоловевшими глазками. - Надеюсь, это не последний праздник, который мы можем встретить вот так. Они заслужили отдых, а нам ещё столько нужно сделать...

- Эй! - Альтус остановил её, резко притянув за талию. - Ты вообще отдыхать намерена? Или придется тебя заставлять?..

- Нет, я сама! - Лив примирительно вскинула ладони.

- А если серьёзно, всё в порядке? - Дориан по-хозяйски вернул руки чародейки на прежнее место.

Оливия пожала плечами, раздумывая.

- Честно говоря, лучше, чем должна быть, - призналась она, неуверенно улыбаясь.

Кажется, атмосфера праздника и выпитое вино наконец взяли свое, а неспешный танец и вовсе расслабил, практически заставив забыть обо всех невзгодах: начиная с Корифея, заканчивая Блэкволлом.

В задумчивости Оливия не сразу обратила внимание на то, что стало тише, а отовсюду начали доноситься веселые смешки и шепотки.

- Что такое? - Она склонилась к самому уху Дориана, настороженно поглядывая на развеселившихся людей.

- Не знаю, - заговорщическим шепотом ответил альтус, а в следующую секунду они налетели на Быка, остановившегося, как вкопанного. Кунари что-то недовольно ворчал, косясь по сторонам.

Оливия хотела была поинтересоваться у него, в чем дело, но не успела - Кассандра, в буквальном взяла "Быка за рога" и, притянув его и заставив согнуться в три погибели, страстно поцеловала под дружный свист и восторженные вопли зрителей. Леди Тревелиан растеряно захлопала глазами.

- Андрасте, что здесь?..

- Посмотри наверх, - возведя очи к небу, посоветовал Дориан.

Лив, похолодев, послушалась и ахнула. Верхом на здоровенной тяжелой люстре, между рядов свечей, растекшихся белыми восковыми слезами, восседал Коул, весело болтая ногой и опасно раскачиваясь. Судя по глазам, собравшимся в кучку, до него наконец дошла выпивка - эксперимент Варрика удался. Или провалился, как знать. А в руке у потерянного мальчика красовался крохотный букетик ярко красных цветов - слез Митал, которые они так долго и мучительно добывали.

- Да как он туда вообще забрался? - недовольно проворчал Павус, кажется, он хотел добавить что-то ещё, но в следующую минуту оба мага, удивленно разинув рты, наблюдали, как Жози, приподнявшись на цыпочки, чмокнула Каллена, при этом оба так мило покраснели, что им даже свистеть не осмелились. Теперь все взоры обратились к ним.

- Ой-ё... - простонала Лив, прикрывая ладонью глаза.

- Да ладно тебе, - усмехнулся Дориан.

Леди Тревелиан подняла на него недоверчивый взгляд.

- Ну а чем мы хуже? - Засмеялся альтус, беспардонно притягивая к себе Оливию и склоняясь к ней.

"О, Создатель, только не по голове опять..." - мысленно успела взмолиться Лив прежде, чем их губы-таки соприкоснулись. Вот только на этот раз никакой пощечины не последовало - к сожалению ли, к счастью ли.

А Коул, глупо хихикнув "Люблю помогать!", икнул, смешно округлил глаза и упал. К счастью для него, у Быка, даже напившегося до зеленых демонов, была отменная реакция.
запись создана: 09.03.2015 в 19:28

@темы: Dragon age inquisition, Дориан, творчество, фанфики